А второе направление какое?

Это бизнес-направление, по поводу которого я много общаюсь с потенциальными операторами. Один из них хочет сделать в «Исети» арт-отель. Меня эта идея вдохновляет, это гениальное будущее для места, которое всегда было стандартной трехзвездочной гостиницей с комфортом ровно на столько же. 

Возвращаясь к прошедшей премии. Ты в ней представлена дважды: Уральской индустриальной биеннале, а также проектом петербургского фонда «ПРО АРТЕ» «Современное искусство в традиционном музее». Ты же училась в «ПРО АРТЕ», верно?

Да. Это был невероятный год, когда закрывались мои молодежные гештальты. Я же стала директором ГЦСИ совершенно неожиданно для себя сразу после аспирантуры. Естественно, без какого-либо опыта работы, у меня в трудовой книжке это первая позиция. Мне катастрофически не хватало моего искусствоведческого образования, я ездила на все курсы, на которые только могла. В том числе поступила на программу по менеджменту культуры в «ПРО АРТЕ». Для меня это было курсом спасения молодого директора, который впервые услышал слово «бухучет». 

Ты тогда жила в Петербурге?

Это было полтора года очно-заочного обучения, давших мне базу, с которой можно было почувствовать себя нормальным человеком. И вот тогда в Петербурге я впервые попала на фестиваль «Современное искусство в традиционном музее», увидела мощную выставку Барбары Блум в Музее Набокова. То есть мое вхождение в мир искусства состоялось через «ПРО АРТЕ» и этот фестиваль. Представляешь, как я горда, что меня позвали курировать этот проект?

Вырастили себе кадры.

Кстати, когда я защищала диплом, директор «ПРО АРТЕ» Лена Коловская меня просто громила, критиковала сильно, была жутким цензором. Никогда не забуду эту защиту. Так вот теперь, через десять лет, мы с ней коллеги по ГЦСИ, у нас была отличная совместная работа над фестивалем, с которого все и началось. 

Лучше расскажи, как началась твоя жизнь на два города: Москву и Екатеринбург?

Меня увлекала тема телесности в искусстве, позже я занималась science-артом, затем переключилась на тему репрезентации региональной идентичности через современное искусство. И вот на почве увлечения идентичностью как таковой, ее наличием или отсутствием, я стала ездить на всякие международные конференции, в том числе в Колумбийский университет, где представляла свое исследование. Там я и познакомилась со своим мужем, он случайно сел на мое место в перерыве. Мы подружились, продолжили общение. Потом он переехал в Англию на два года, потом искал работу по всему миру академическую, и в конце концов мы поняли, что нужно уже жениться и жить в одном месте. Так появился компромиссный вариант с Москвой: мужа пригласили в Сколково. С того времени мы считаем, что в Москве наш дом, а я мотаюсь в Екатеринбург. 

Сколько раз в месяц туда ездишь?

Как минимум два. А в год биеннале провожу в Екатеринбурге больше времени. 

Уже известна тема следующей биеннале?

Нет. Осознала я весь ужас этого на «Инновации»: Четвертая биеннале уже близко, а у нас ничего не готово. Конечно, идут все запланированные процессы, причем в этот раз я пригласила на мозговой штурм на тему будущего проекта людей, имеющих мало отношения к искусству: профессионалов в области маркетинга и урбанистики. А вообще после прошлогоднего проекта сложно соответствовать планке, которую мы сами себе задали. Проблем сейчас много, но чем их больше, тем интереснее их решать. 

Кроме Екатеринбурга есть в мире пространство, где ты хотела бы реализовать проект, подобный Уральской биеннале? 

История с Уральской биеннале началась с биеннале в Берлине, которую я увидела в 2006-м. Она была сосредоточена на одной улице  Аугустштрассе: начиналась с церкви, заканчивалась кладбищем и задействовала невероятные пространства, например, бывшую еврейскую школу для девочек. Я бы очень хотела вернуться в Берлин и сделать там проект. 

Согласен, звучит неплохо. Знаешь, я читал несколько твоих последних интервью и удивился одной из подписей под фото: «Алиса Прудникова с новой прической». 

Видимо, прежняя всем надоела (смеется).

Считаю, что для участника арт-процесса это успех. Могу себе представить подобное, если только Ольга Львовна Свиблова покрасится в брюнетку и сделает каре. 

Знаешь, я иногда себя гуглю, и порой выпадают странные словосочетания, по которым меня ищут. Одно время лидировало «Алиса Прудникова биеннале»,  следующее  «Алиса Прудникова вышла замуж». 

А я вот наткнулся на видео «Алиса Прудникова пляшет». Открывать не стал.

Это очень старое видео, года 2008-го. Я тогда начинала активно куда-то ездить, а информации про меня в интернете было мало. И все мои партнеры  директора музеев, фондов  на встречах мне радостно сообщали: «Алиса, видели мы видео, где вы танцуете». 

Главное  не останавливаться! 

Страницы

Фото Михаил Григорьев, Руслан Давыдов