“Музей современного искусства: департамент труда и занятости”, Третьяковская галерея (МСК), с 24 сентября по 30 марта

Если секса в Советском Союзе вроде как не было, то с трудом уж точно было все в порядке. В этом можно убедиться на открывшейся в Третьяковской галерее выставке, где наглядно покажут, кто и как зарабатывал в стране с 1960-х по 2000-е. В то время, когда тунеядству не завидовали, а презирали, строители, инженеры, геологи, нефтяники и другие овитые флером романтики специалисты смотрели в светлое будущее, которое тут же и строили: кто-то буквально, другие — идеалистически. Время шло, страна менялась, появлялись новые профессии и формы их репрезентации в искусстве. Как это отразилось в фотоотчетах коммунистических субботников, картинах советских живописцев-приверженцев «сурового стиля» и произведениях современных художников (Арсения Жиляева, Ростана Тавасиева, Ольги Чернышевой, Recycle, Влада Кулькова и др.), идем смотреть на Крымский Вал, тем более что в рамках выставки запланирована программа по решению проблем трудоустройства творческих лиц, в рамках которой каждый художник может получить специальность слесаря-сантехника. Ну, чтоб без куска хлеба не остаться.

“везде чужие”, Еврейский музей и центр толерантности (МСК), с 24 сентября по 5 ноября

Эдуард Померанц прошел путь от одесского школьника до серьезного австрийского бизнесмена и настолько же серьезного коллекционера. Причем, судя по его собранию, разбирается Померанц не только в бизнесе, но и современном искусстве: говорят, на аукционных торгах за работы Марины Абрамович, Тарины Саймон, Йозефа Бойса, Франсиса Алюса и других «новых классиков» он бьется как будто в последний раз. С этой недели значительная часть частной коллекции будет представлена на выставке, в основе которой лежит известная идея о том, что художник всюду чужой. Мы же, понимая, где проходит выставка, расширяем диапазон коннотаций и идем, готовые к катарсису, в Еврейский музей, куда, кстати, привезут и работы звезды израильского арта Яэль Бартаны.

“Уроки анатомии: от Рембрандта до Херста”, Гаагский городской музей (Гаага), с 28 сентября по 5 ноября

Выставка «Уроки анатомии» не из тех, от которых мурашки по коже. Кожи вообще практически не будет, зато расчлененки и результатов вскрытий — более чем достаточно. Собранные в Гаагском городском музее голландские «анатомические уроки» XVII века сопоставят с откровенными «телесными» работами ХХ–ХХI века Лючио Фонтаны, Дэмиена Херста, Марка Куинна, Мэтью Дэй Джексона и других. Одним из главных акцентов собранной из фондов ведущих голландских музеев экспозиции станет хрестоматийное полотно Рембрандта «Анатомический урок доктора Н. Тульпа», при виде которого избитая фраза «люблю за внутренний мир» становится еще невыносимее, чем прежде.

“Бальтюс: кошки и девушки — живопись и провокация”, Метрополитен-музей (NYC), с 25 сентября по 12 ноября

Если в вашей жизни странным образом появился знакомый, который из кожи вон лезет, чтобы казаться самым осведомленным во всем и сразу, а вас это порядком уже достало, пора ставить выскочку на место. Просто спросите, что ему приходит на ум при фразе «киски и девушки». Наверняка знакомый не ответит «Бальтюс», хотя ни для кого не секрет, что на этой неделе впервые за несколько десятилетий в США открывается выставка французского художника, который разбирался в нимфетках, пожалуй, лучше Набокова. На полотнах Бальтюса в креслах и на кроватях нежатся и о чем-то мечтают создания доегэшного возраста, и тут и там появляются настолько же хрупкие мохнатые котятки. Одни точно увидят в этом пропаганду педофилии, другие же — иконографию изображения в искусстве ангелов, наследие Курбе, Энгра и Пуссена. Именно такие провокационные сюжеты кураторы музея Метрополитен и сделали концептом выставки, объединяющей 35 картин (1930–1950 годы) и 40 никогда не выставлявшихся рисунков тушью, написанных художником в 11 лет.

Застать выставку в Нью-Йорке можно до ноября, а представить в ближайшее время в России просто невозможно. 

Ансельм Рейле, “В пустоту”, KaiKai KiKi Gallery (Токио), c 21 сентября по 18 октября

На открытие галереи Гари Татинцяна и приуроченную к этому выставку Ансельма Рейле две недели назад мы уже ходили, с самим художником тоже общались и очень прониклись его творчеством. Как и Такаси Мураками, который, недавно увидев работы немецкого художника в Gagosian Gallery (где сам, кстати, не раз выставлялся), всем сердцем влюбился в пеструю фольгу и флуоресцентные завитки Рейле, узнал адрес мастерской художника в Берлине и, прилетев чуть ли не на следующий день, предложил нашему герою сделать выставку в своей токийской галерее KaiKai KiKi. Выставку решили назвать в честь песни английской рок-группы Black Sabbath “Into the Void”, Мураками выделил своему любимому художнику этого месяца ассистентов, которые и помогли создать новые абстрактные «металлические» картины и скульптуры из излюбленных Рейле повседневных материалов. Надо сказать, не без блеска.

Джон Балдессари. “1+1=1”, Центр Современной культуры “Гараж”, с 21 сентября по 24 ноября

К названию своей выставки «1+1=1» Джон Балдессари мог бы легко приписать снизу «Счастливые часы», и никто бы даже глазом не моргнул. Во-первых, все знают, что Балдессари — концептуалист, играющий словами и смыслами, во-вторых все помнят его запечатленный на видео перформанс (по ссылке — ролик с субтитрами и несравненным голосом Тома Уэйтса), в котором он обещает никогда не делать скучного искусства, ну, а в-третьих, пожалуй, лишь слепой и глухой не знает, что в «Гараже» на прошлой неделе открылась выставка американского классика под кураторством самого Ханса-Ульриха Обриста и Кейт Фаул.

Не изменяя себе и нашим ожиданиям, Балдессари привез в Москву сделанные за последние два года работы, в которых узнаваемые фрагменты картин великих арт-мира сего совмещены с порой парадоксальными подписями. Если у Шекспира «роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет», у Бальдессари, если розой назвать, допустим, макароны, пахнуть они будут принципиально чем-то третьим — например, офсетом.

“ОБНАЖЕННЫЕ МУЖЧИНЫ: с 1800-х до 2000-х”, МУЗЕЙ ОРСЭ (ПАРИЖ), С 24 СЕНТЯБРЯ ПО 2 ЯНВАРЯ

Обнаженное женское тело в историю искусств вписал скульптурой Афродиты Книдской Пракситель еще в VI веке до н. э., и сегодня смутить запечатленными в скульптуре или живописи неприкрытыми женскими красотами можно лишь школьника, пришедшего в музей впервые. С мужской обнаженкой все гораздо сложнее: днем с огнем и ночью с фонариком не сыщешь. Так считает команда кураторов выставки Masculine/Masculine во главе с президентом Музея Орсэ Гаем Когевалом, решившая восстановить гендерную справедливость и показать сильный пол без купюр и в деталях. Собранные из фондов Орсэ и Венского музея Леопольда произведения покажут, как трансформировался образ обнаженного мужчины в искусстве с XIX века по наши дни. Купальщиков, атлетов, гомосексуальных любовников и супергероев найдем в работах Сезанна, Фрэнсиса Бэкона, Пьера и Жиля, Эгона Шиле, Антуана Бурделя и других, а также убедимся, что размер не всегда имеет значение. И мы сейчас, разумеется, о миниатюрах Жана Кокто.

Текст: Андрей Саков