нетрадиционный проект года:


«Золотой осел.Разомкнутое пространство работы» в Электротеатре «Станиславский»

Текст Апулея Борис Юхананов (совместно с шестью другими режиссерами) подает зрителям в виде «перформативной практики». Вместо традиционного формата спектакля нам предлагают наблюдать за актерскими репетициями с разборами и комментариями — на многочасовых, почти не повторяющихся «модулях» и «композициях» по принципу «собери сам». Такой вот диалог в разомкнутом пространстве.

«Мы смотрим и обсуждаем модули, выложенные вдоль сюжета Апулея, и композиции, представляющие из себя свободное плетение. Композиции имеют свои названия и предстают в виде синтетических спектаклей: Белая, Мохнатая, Город, Мохнатая, Белая. Все вместе они и есть бабочка».

Борис Юхананов, режиссер.

медиахайп года:


«Машина Мюллер» Кирилла Серебренникова в «Гоголь-центре»

Одну из самых громких постановок за всю историю «Гоголь-центра» сообразили на троих: Александр Горчилин (молодая звезда Седьмой студии и недавнего «Мученика»), Константин Богомолов и Сати Спивакова. Спектакль о Катастрофе, человеческом теле и театре «по произведениям, дневникам и письмам» Хайнера Мюллера они играют, то меняясь полами в блестящей стилизации под Шодерло де Лакло, то теряясь среди 18-ти полностью обнаженных перформеров. Шумиха, спровоцированная последним обстоятельством, осложняет серьезное обсуждение прочих достоинств «Машины», зато лишний раз подтверждает: по части широты и свежести взглядов на театр Серебренников по-прежнему впереди планеты всей.

«Дело не в теле и его совершенстве, а в голове у актрисы или актера. Зрители воспринимают наш спектакль, потому что актеры не понимают, что они голые. Если артист понимает, что он голый, то будет стыдно всем зрителям».

Кирилл Серебренников, режиссер.

социальный эксперимент года:


«Неявные воздействия» Всеволода Лисовского в Театре.doc

Помесь флешмоба и акционизма: актеры, вооружившись кипой заученных текстов от Гегеля до Сорокина, отправляются вместе со зрителями на прогулку по городу. Со случайным маршрутом и непредсказуемым исходом.

«Кто угодно может воздействовать на что угодно, находясь где угодно».

Всеволод Лисовский, автор идеи.

постановка по классике года:


«Барабаны в ночи» Юрия Бутусова в Театре им. Пушкина по одноименной пьесе Бертольта Брехта

Признанному мастеру экзистенциального абсурда на московской сцене Бутусову не впервой обращаться к пьесам Брехта: в том же театре имени Пушкина уже четвертый год с аншлагом идет «Добрый человек из Сезуана». И вновь брехтовское бичевание пороков общества (казалось бы, столь не живописное) Бутусову дается непринужденно и изящно.

«Это одна из моих любимых пьес, просто она очень хорошая, она очень красивая и романтичная. И социальная».

Юрий Бутусов, режиссер.

человек-спектакль года:


«Кафка» в «Гоголь-центре»

В уходящем году вышло много выдающихся театральных, литературных и кинобиографий. Но даже на таком фоне выделяется мир Франца Кафки, который выплеснул на сцену «Гоголь-центра» творческий союз режиссера Серебренникова и драматурга Печейкина.
Парадоксальные сюжеты и фантастические твари переплетаются с биографическими мотивами из реальной жизни скромного клерка; все это усугубляется песнями и плясками. В роли сумрачного австрийского гения — Семен Штейнберг, его душеприказчика — Один Байрон.

«Самым сложным оказался поиск и воспроизведение абсурда, который нельзя путать с бредом. Абсурд Кафки имеет жесткую внутреннюю логику, найти которую было одной из моих задач».

Валерий Печейкин, драматург.

постмодерн года:


«Заводной апельсин» Филиппа Григорьяна по книге Берджесса и фильму Кубрика в Театре Наций

Спектакль о насилии как образе жизни ставил звездный состав. Признанный мастер визуальных эффектов Григорьян (насилие красочное). Известный широкой публике в основном по ролям криминальных авторитетов Андрей Смоляков (насилие убедительное). В качестве соавтора сценария — электронный переводчик Google Translator (насилие в том числе и над языком).

«Это история о том, как культурный человек сталкивается со злом и о том, как он пытается его понять и примерить на себя. Мы не ставим задачу рассказать в спектакле сюжет, известный по роману Энтони Берджесса и экранизации Стэнли Кубрика».

Филипп Григорьян, режиссер.

моноспектакль года:


«Ахматова. Поэма без героя» с Аллой Демидовой в «Гоголь-центре»

Автор восьми книг, народная артистка и живой символ интеллигентности, Демидова со своим творчеством уже несколько десятилетий занимает совершенно особое место на стыке российского театрального и литературного ландшафта.
В третьей части гогольцентровского цикла «Звезда» она без малого полтора часа держит зал на одном дыхании: все благодаря своему гениальному чувству интонации. Решение пространства режиссером Серебренниковым позволяет при минимуме эффектов и образов построить главное театральное событие сезона на исполнении стихов, в котором они, при всем своем эпохальном масштабе, не теряют в искренности.

«Поэзию не надо расшифровывать буквально, как я пыталась, когда писала "Ахматовские зеркала". Тут скорее возникают такие объемные образы… Хорошая поэзия, она течет, как подземная река. В ней много самых разных образов».

Алла Демидова, актриса.

увертюра года:


«Дон Паскуале» Тимофея Кулябина в ГАБТ

Молодой режиссер из Новосибирска Тимофей Кулябин, вообще-то, в основном ставит драму («Электра», «#cонетышекспира», «Три сестры», «Процесс»). С этой драмой часто приезжает в Москву (например, в Театр Наций в рамках фестиваля «Территория»). Однако именно тогда, когда он впервые решил отвлечься на оперу, бурная реакция со стороны РПЦ и тех, кто Вагнера «не читал, но осуждает», мгновенно сделала Кулябина звездой, а слово «Тангейзер» — нарицательным.
В 2016-м покинувший Новосибирский театр оперы и балета после того скандала режиссер ставит новую оперу — и на этот раз на главной площадке страны. Тут Кулябин не стремится к провокациям — в комедии Доницетти про влюбленного старика его явно интересовало не столько само произведение, сколько обстоятельства, в которых оно создавалось. Насколько результат превзошел ожидания — судить зрителям.

«Я пытался увидеть ситуацию, написанную в либретто, и вычислить, кем бы могли быть эти герои, эти люди, потому что они довольно абстрактны, театральны сами по себе».

Тимофей Кулябин, режиссер.

закрытие года:


«Князь» Константина Богомолова по мотивам Федора Достоевского в «Ленкоме»

Мы давно привыкли, что равнодушными постановки Богомолова не оставляют никого. Однако по резонансу среди «возмущенной общественности» с «Князем» у Богомолова может сравниться разве что «Турандот». Та работа, показанная считанные разы в 2010-м в театре им. Пушкина, по иронии судьбы тоже была поставлена по «Идиоту» (или, по крайней мере, взяла от романа Достоевского не меньше, чем от одноименной сказки Карло Гоцци).
В «Князе» режиссер сделал Настасью Филипповну 14-летней (таким образом, автоматически получаем спектакль как бы по Достоевскому, но при этом — о педофилии). Заглавную роль князя Тьмышкина Богомолов взялся играть сам. В итоге спектакль, который при жизни от начала до конца был окружен бушевавшими скандалами, закрывается даже как-то неестественно тихо: режиссер объявил в своем Facebook без объяснения причин, администрация «Ленкома» позднее сослалась на низкую посещаемость, Ассоциация театральных критиков России признала «спектаклем года». Занавес.

«Дорогие друзья. Я получил информацию и затем подтверждение информации о решении худ. руководства театра "Ленком" снять спектакль "Князь" с репертуара. В связи с этим спектакль в декабре будет последним. Welcome — кто не посмотрел или хочет пересмотреть, или просто попрощаться с этой моей для меня самой важной на сегодня работой. Я благодарен Марку Анатольевичу за смелость принять этот спектакль в репертуар и склоняю голову перед любыми его решениями. Уверен, что эта работа когда-нибудь снова оживет на иных площадках. Давайте не будем обсуждать случившееся. Все рассудит время».

Константин Богомолов, режиссер.

иммерсивность года:


Мистическое шоу «Вернувшиеся» по мотивам пьесы «Привидения» Генрика Ибсена by Journey Lab & YBW

Интерактивные театрализованные шоу «с погружением» — быть может, главная тенденция театрального сезона 2016 — 2017. В сентябре первым на этой волне интереса поднялся «Черный русский» — действо без сцены и зрительного зала, происходившее сразу по всему «дому Троекурова» (в этой роли выступил особняк Спиридонова).
Создатели «Вернувшихся» успешно эксплуатируют все «фирменные» компоненты иммерсивного спектакля и с каждым из них, кажется, заходят еще дальше, чем «Черный русский» — вплоть до потайных комнат и оргии. После 50 показов в Москве труппа уезжает покорять новые иммерсивные высоты (или правильнее сказать — глубины?) в США.

«Пьеса "Привидения" норвежского классика очень популярна в Европе и США. В России ее судьба сложилась иначе: вскоре после оглушительного успеха постановок Константина Станиславского и Всеволода Мейерхольда она была запрещена. Возможно, дело в ее вечной актуальности, рассказывающей, как именно секреты прошлого влияют на наши поступки».

Виктор Карина, режиссер.

Текст Андрей Шашков