Peau d’Ailleurs

Starck Paris

Анник Менардо сделала много всего прекрасного и удивительного, в частности великий Bulgari Black и Patchouli 24 для Le Labo — запах книжного костра из «451 градус по Фаренгейту». Неудивительно, что самый интересный аромат в дебютной парфюмерной коллекции Филиппа Старка получился именно у нее — странный, минеральный запах влажного земляного субстрата и древесной щепы в гигантских контейнерах, залитых холодным светом. Это сад на орбите: со специальными датчиками влажности, температуры и кислорода, с автоматикой, которая отслеживает все параметры. Но хаос природы берет свое — в воздухе висят зеленые смеси и мускусный душок чего-то живого и очень подвижного.


Rien Intense Incense

Etat Libre d’Orange

Rien Intense Incense — парфюмерный дизельпанк: пахнет нутром бронированной машины, на которой в «Безумном Максе» колесят по пустыне Воины полураспада. Их культ — восьмицилиндровый двигатель, их благовония — пары бензина, а черная гарь из выхлопной трубы заменяет им миропомазание. Rien Intense Incense, содержащий все лучшие автомобильные запахи — от кожаной обивки кресел до нагретой солнцем приборной панели, — Воинам бы понравился. Понравится, если с удовольствием поводите носом в автомастерских, и вам.


Arcadia

Rouge Bunny Rouge

В голове вертится популярный сюжет из научно-фантастических романов 1960-х: прошла тысяча лет, Земля вступила в эпоху колонизации планет. «Аркадия» — запах далекого спутника, подвергшегося терраформированию: теперь здесь есть чистый воздух, плодородная почва и круглый год выращивают драгоценные специи и цветы для торговли с другими системами —  генетически модифицированные шафран, османтус и миндаль.


Blackpepper

Comme des Garçons

«Черный перец» — настоящий ретрофутуризм, возврат к истокам Comme des Garçons, когда Рэй Кавакубо учила сложные вязальные машины спускать петли, чтобы полотно получилось «дырявым», деконструированным. Теперь кружевной свитер ее авторства можно увидеть в Современной галерее Тейт, и Blackpepper со временем угодит в воображаемую аллею парфюмерной славы. Это блестящая деконструкция ноты черного перца и всего лучшего, что когда-либо было сделано в парфюмерии Comme des Garçons: любители марки найдут здесь и цитаты из знаменитых «двойки» и Black, и теплые благовония из Jaisalmer, и чудесную абстрактную древесину Wonderwood.


Nebula 1

Oliver&Co

Из облаков пыли и газа формируется звезда, которая сама себя освещает ядерными реакциями внутри своего ядра. В конце концов ее топливо закончится, и она начнет проседать под собственным весом, а потом превратится в черную дыру, где гравитация такая сильная, что даже солнечный свет не может ее покинуть. У Nebula 1 похожий жизненный цикл — как у звезды: сначала она яростно лучится радиацией, съедает все окружающие запахи и даже может «ослепить», а в конце жизни, как будто устав от собственного света, вдруг превращается в тихий и грустный ладан.


XX Latex

Uermi

Антуан Ли — автор самых противоречивых ароматов последних лет, например, Secretions Magnifiques для Etat Libre d’Orange и Sulphur [16S] для One of Those. Больше всего он любит работать с озоновыми, морскими нотами (хороший пример — те же «Великолепные выделения»), и вот очередная работа на заданную тему: аромат, в котором соленая морская нота напоминает о коже, слегка вспотевшей под слоем латекса. А роза в сочетании с индолом дает неожиданный эффект — призрачную сирень.


WOMANITY

MUGLER

Womanity — черную икру пополам со спелым, молочным инжиром — невозможно отнести ни к одному из существующих жанров. Англоязычные блогеры аккуратно называют его savoury gourmand, то есть «аппетитным» или «соленым гурманским ароматом», а нам кажется, что именно так пах бы первичный бульон, воссозданный в лаборатории будущего.



Текст Ксения Голованова