В 2015-м парфюмерная мода выступает в повелительном наклонении, диктуя: смешивать, наслаивать, миксовать, комбинировать. То есть придавать аромату индивидуальность. Это сделали свое дело 4000 новинок в год: рынок перенасыщен, конкуренция подстегивает искать новые форматы и усложнять продукт. Чтобы при таком изобилии не потерять потребителя, надо его увлекать, развлекать, щекотать эго. Покупателю уже скучно получать готовую композицию. Интереснее самому создать нечто эксклюзивное. Удовлетворяя эти запросы, бренды придумали игру «сам себе парфюмер». Пшикнул из одного флакона, второго, третьего — и вот он, личный аромат. На первый взгляд, тенденция не слишком свежая. Вспомним хотя бы пионеров движения — британский бренд Jo Malone: на jomalone.com в разделе Fragrance Combining есть пошаговая инструкция с вариантами для смешивания одеколонов. Или библиотеку запахов Demeter с идеей поженить «Похоронное бюро» с «Ангельской едой», «Грязь» с «Плесенью», а «Краску» с «Винилом». Мало кто в курсе, но персонализировать духи предлагают также Etro (хорошие сочетания Vicolo Fiori с Musk и Etra с Ambra) и Armani Privé (удачная пара — инжирный Figuier Eden и жасминовый Éclat de Jasmin).

Что действительно ново, так это масштаб тренда. Нишевые бренды наперебой сочиняют концепции для наслоения и даже снабжают покупателей готовыми наборами. Например, французы-новаторы Parfums 137 продают моноароматы в кофрах. Можно собрать свой или купить готовый из «исторической» коллекции Coffret Hollywood Stromboli 1950, куда входят «Перечная мята», «Бессмертник» и «Мирт».

В коллекции французского бренда 2014 года рождения Première Note — пять ароматов в честь ингредиентов из регионов: тосканская лилия, дамасская роза, атласский кедр, калабрийский апельсин и дерево с острова Ява. Можно составлять пары: апельсин/кедр, лилия/роза, далее по списку. В парижском бутике Ex Nihilo (а с марта и в Москве) аромат смешают при покупателе, предложат выбрать дополнительный компонент и его дозировку. Но дальше всех пошли Parfums d’Orsay: выпустили два аромата-базы Al-Kimiya (амбровую и удовую), чтобы менять запах и продлевать стойкость других духов марки.

Блогеры и парфюмеры тем временем составляют списки смешивания готовых ароматов. Самые популярные здесь: boisdejasmin.com, byrdie.com, perfumeshrine.blogspot.com и у Жан-Клода Эллена, легендарного «носа» Hermès. По мнению гуру, удачно смотрятся вместе Angel, Thierry Mugler, и L’Eau d’Issey, Issey Miyake; герленовский Shalimar и Pour un Homme de Caron. Парфюмерные ретрограды возразят, что мешать готовые композиции — как миксовать разные виды алкоголя. Но если делать это с пониманием, получится отличный «лонг-айленд».

А главное доказательство нешуточной ставки на персонализацию — тот факт, что из нишевой парфюмерии тенденция шагнула в ароматы для широкой аудитории. Первую ласточку выпустили Givenchy: в феврале их бестселлер Ange ou Démon выйдет в упаковке с надписью Le Parfum & Accord Illicite и двумя флаконами: 40 мл духов и 4 мл секретного аккорда, который придаст композиции индивидуальное звучание.

Ex Nihilo
Givenchy Ange ou Démon. Le Parfum & Accord Illicite

Что же внутри? Духи — цветочная композиция из жасмина, сдобренного мускусами и пачулями, с оттенком засахаренной земляники. Несмотря на интенсивность, аромату не хватает объема, словно часть ингредиентов изъяли. Недостающие (ваниль, амброксан, пряности) — в маленьком флаконе. Две композиции друг другу не противоречат, а дополняют. Только в чем индивидуальность-то? Эксперимент на коже показал, что радикально основной аромат не меняется. Просто становится более цельным, гаснет земляничная составляющая, уступая место бальзамическим и древесным нотам.

Попытки продать за компанию добавочный флакон случались и раньше. В 2000-м Calvin Klein выпустили аромат Truth с набором из пяти масел (цитрус, сирень, бамбук, ваниль и молодое деревце). Их можно было добавить в ванну или наслаивать на основной запах. Игра занимательная, но с производства новинку сняли — аудитория оказалась не готова к экспериментам. А теперь она требует. И к осени еще пара брендов точно выпустит такие штуки. Вот увидите.

Текст Любовь Берлянская