Фестиваль — не конкурс, а творческая коллаборация, обмен опытом работы по сложному брифу. Тему действительно озвучили непростую: сделать ароматы с ольфакторным профилем, включающим воду и розу как солирующие ингредиенты. Вода понималась в широком смысле — снег, пар, лед, дождь, море, река, в общем, на что фантазии хватит. В итоге 18 «носов» представили свои зарисовки, а семь экспертов — парфюмерные критики, обозреватели, блогеры — дали оценку композициям. Как одна из этой семерки хочу рассказать о каждом участнике.


Rosa Fisk

Носить этот аромат сложно, но конструкция интересная. Сочетание злой, металлической, пронзительной розы-шиповника с нежным морским водорослевым аккордом. В сердце — четкое ощущение скользкой чешуи и свежевыловленной рыбы, которую бросили в корзину c лепестками роз. Композиция про сердитую русалку, недовольную тем, что ее лишили хвоста. И тот, кто это сделал, дорого заплатит за свой поступок. Его заманят на глубину, соблазнят, а душу выпьют до дна.  

Матвей Юдов
Москва

Меня вдохновляют работы великих мастеров прошлого. Точнее, у меня опускаются руки от осознания недосягаемости их уровня. Мой первый аромат случился в 1985-м, мне было семь лет. Я собирался на день рождения одной девочки и сделал духи на основе огуречного лосьона. Сейчас на суд общественности я выставляю розово-водяной Rosa Fisk. Так могла бы пахнуть роза, если бы она была водорослью

«Розовая вода»

Многообещающее нишевое начало. Цитрусы, немного шафрана, легкий припах резины, свежесть яблока и… очень мало розы. Она спряталась где-то среди холодных металлических циклозалевых нот. Ощущение не влаги, но инея и первых ноябрьских заморозков. К финалу аромат превращается во что-то фруктово-цветочное и довольно быстро исчезает. 

Лидия Лозовая
Томск

Созданием духов занимаюсь с февраля 2012-го. Окончила Школу парфюмеров в Санкт-Петербурге, специализируюсь на индивидуальных композициях. Мой фестивальный аромат — «Розовая вода», свежая бархатно-красная мокрая роза. Не влажная, а именно мокрая. 

«Лепестки дождя»

Сразу чувствуется запах плесени, грибов и первых капель дождя, упавших на пыльную, иссушенную землю. А вот с розами снова проблема. Их нет. Есть вода, есть дождь, влажная земля, грибы и лес, но цветы уплыли раньше времени. На коже аромат продержался минут 40. 

Татьяна Горбанева
(Злата)
Москва 

Мой эталон — великий парфюмер Эдмон Рудницка, который мог сотворить гениальную композицию всего из пяти нот. Я тоже при работе стремлюсь задействовать минимум компонентов. Для фестиваля сделала «Лепестки дождя». В начале — яркая-яркая роза. Но вот застучали капли и понемногу прибывает влага. Лепестки тонут, их уносят струи, остается только вода. Вскоре она ручьями разбегается по земле, приобретая привкус корней, и в какой-то момент испаряется. 

Actinia

Аромат нельзя пробовать на блоттере, обязательно вылезут какие-то мертвые животные и резкий фекальный припах. На коже все гораздо спокойнее — сильный аккорд йода, моря и водорослей. На их фоне — мрачная темно-красная, почти черная роза, покрытая кристаллами соли. Копчено-дымные тона и очень сильная анималика. Лесные, плесневелые, грибные оттенки. Розу — очевидно, в ярости — выбросили с яхты. Ее проглотил кашалот, отрыгнул, и вот эта измочаленная амбровая роза прибита к сумрачному берегу северного моря, поросшему соснами.

Анна Кравченко
Москва

В парфюмерию я пришла как коллекционер, но вскоре в голове стали появляться образы запахов, которые хотелось воплотить. Я работаю только с натуральными компонентами — эфирными маслами, абсолютами, тинктурами. Аромат для фестиваля — Actinia. Хищная темно-красная роза на фоне морской воды.

 

Hakmara

Здесь много пачулей и мало розы. Есть некоторая фруктово-водная прозрачность с персиковым подтоном, есть осенний пряный дождь. В финале — пачули с молочным привкусом мяты, бальзамическим деревом и легким припахом конюшни. Задумка интересная, но тема не раскрыта. 

Мария Соколова
Москва 

Возможность реализовывать свои парфюмерные хотелки появилась восемь лет назад. С тех пор делаю духи себе и друзьям. На суд организаторов отправился аромат Hakmara о созерцании состояний природы от таяния снега до цветения дикой розы. Вода — свежая и холодная, снег растаял, ручей обмелел. Вода — на мокрой земле и лепестках цветов. 

«Рассветная роза»

Деликатная композиция на грани исчезновения. Нежные зеленые, акватические и чайные оттенки — действительно капли росы на рассвете. Тонкий-тонкий розовый аромат просачивается по капле и тут же улетучивается. Запах слишком хрупкий и недолговечный.

Фаина
Глазырина
Нижний Новгород

 До знакомства с натуральной парфюмерией к духам я относилась более чем спокойно. Но с эфирными маслами начала эксперименты, а с 2010 года стала создавать ароматы осмысленно, основала бренд Faina Glazyrina Parfumerie Naturelle. «Рассветная роза» по брифу — это абсолют смородины, мускатный шалфей, лаванда, герань, гвоздика, майская и дамасская роза, розовое дерево, табак, ветивер, зеленый чай, береза, мускус. 

 

Porto de Rosa

Сначала и до финала композицию сопровождает овердоз кардамона. Портовая таверна на берегу теплого моря. Пахнет пряностями, красным и розовым перцем, кардамоном, черным чаем, цедрой. Доносится тонкий аромат розового масла. Прекрасный солнечный день, наслаждение временем, проведенным на берегу перед долгим плаванием. Запах моря едва ощутим, несмотря на то что прибой шумит в двух шагах от террасы. Одна из немногих композиций, которые можно носить.

Александр Перевертайло
Днепропетровск 

Я родился в Каховке, на юге Украины. Это практически степь, весной цветущая, а летом и осенью сухая и душистая. Мне с детства было интересно, чем пахнет ветер, сухая листва, улица после дождя, соседская квартира, река, люди, воздух. Позже к этому прибавился интерес к путешествиям, откуда я привозил парфюмерные компоненты. Изучил массу литературы, и в 2012 году появилась марка Partisan Parfums. На тему «Вода и роза» я сочинил Porto de Rosa — сливочные, мшистые розы с каплями морской воды, завернутые во влажный морской ветер. 

«Зимняя роза»

Насыщенный яркий запах с богатой древесно-бальзамической базой — узнается почерк Анны. Роза действительно зимняя, вымороженная, брошенная в снег, в сердце метели. Алым пятном короткое время она выделяется на белоснежном покрывале. Смерть цветка мы наблюдаем в окно, покрытое морозным узором. В помещении нестерпимо жарко, пахнет табаком, горящим деревом, смолами и обжигающим грогом. На столе — еще одна роза, такая же бесстыже-алая, в самом цвету. Одна уже принесена в жертву Снежной Королеве, вторая умрет позже: увянет от жары, дыма и алкогольных испарений. Аромат про зиму, праздник, жизнь и смерть, цикличность и новый поворот колеса. 

Анна Зворыкина
Москва

Более 15 лет я создаю натуральные духи и знакомлю русскоязычную аудиторию с натуральной и крафтовой парфюмерией. В первом фестивале инди-парфюмерии я не только организатор, но и участник. «Зимняя роза» — это роза, покрытая кристаллами инея, заледеневшая под порывами метели, с алкоголем, снегом. Ее красные лепестки согреваются в сладких смолах и пушистом тепле.

 

«Поцелуй Мэрилин»

Композиция точно передает образ Мэрилин Монро. Мята, фруктовая жвачка и красная помада — да, ее поцелуй мог бы пахнуть именно так. Несмотря на винтажную конструкцию, аромат получился современным, гурманским. Правда, хочется чуть меньше сладкого. 

Галина Анни
Москва

Мой аромат для проекта — «Поцелуй Мэрилин». Девушка Норма Джин Бейкер получает новое имя. У нее детский взгляд, нежная кожа, розовые губы и ослепительная всепобеждающая улыбка. Ее влажное дыхание пахнет мятной свежестью, ванильным мороженым, экзотическими фруктами, жевательной резинкой, смешиваясь с розово-мускусным запахом губной помады. Постепенно поцелуй высыхает, теплеет и остается на теле зефирным облачком, близким к запаху самой кожи, от которого не оторваться. 

 

«Спор о лотосе и розе»

Травянисто-мховая, болотная композиция. Затерянный пруд в тропическом лесу. Вода чистая, но непрозрачная, стоячая, гладкая, как зеркало. Темная и сверкающая, как ртуть. На поверхности воды — цветы, точнее, их оптическая иллюзия. Цветы-химеры постоянно меняют цвет, размер и количество лепестков. Смотреть на них долго нельзя: загипнотизируют — и упадешь лицом в эту темную гладь. А вдохнешь их запах — отправишься в параллельный мир. 

Яркая, ядовитая медово-животная роза чередуется с нежным пудрово-лилейным запахом кувшинок. Мир вокруг волшебного пруда живет своей жизнью. Пахнет влажной зеленью, дымом далекого костра, недавно прошедшим дождем, мокрой землей, тропическими цветами и почему-то сушеным бананом.  

Валентина Грибанова
Москва

Я работаю с натуральными материалами, покушение на синтетическую палитру — уже претензия на серьезные отношения с парфюмерным ремеслом. Мои опусы служат для реализации эгоистических интересов: воспроизвести настроение, воспоминание, понятные только мне эпизоды. Аромат «Спор о лотосе и розе» — первая попытка работы по брифу. Это роза тропических лесов, вдохновленная легендой о споре Брахмы и Вишну о красоте цветов. Влажный климат тропиков заставляет розу выступать ярко, даже яростно, но солирует она недолго — воздух лесов перенасыщен запахами вечно мокрых зелени, земли, деревьев и местных цветов. 

 

«Розовый сад после дождя»

Много-много розы — мокрой, свежей, зеленой и немного бензиновой. Запах прохладного утра, свежескошенной травы, душистого сена и росы. Образ яркий, сильный, легко считываемый, но… не парфюмерный. Прекрасная композиция для ароматизации помещений. Для всего остального не хватает глубины и длительности.

Анна Втюрина
Санкт-Петербург

 

Парфюмерия позволяет сочетать творчество и математическую точность расчетов, уноситься далеко-далеко при помощи воображения и педантично искать единственно верное сочетание компонентов. У меня не было детского увлечения духами. Но я копила ароматные впечатления: пыльный полынный веник, весенний парк после дождя, зимний стылый черный лес. Фестивальный «Розовый сад после дождя» — про то, как ночью шумный ливень охладил жар июльского дня, оставив крупные капли на благоухающих розовых бутонах. Вода напитала жаждущую землю, омыла темно-зеленые стебли и листья.

 

Бассейн

Здесь огромное количество веществ, имитирующих запах воды. Явный припах дынной жвачки, ароматизированный жасминовый чай и роза на последних ролях. Классическая свежая парфюмерия начала 1990-х. А образ представляется примерно такой: десятиклассница c челкой-начесом, осветленной перекисью водорода, в бирюзовых лосинах, «резиновой» розовой юбке и блузке в сверкающих пайетках. Конечно, синие тени, перламутровая помада и дынная жвачка. Эта девочка вполне может возвращаться из бассейна, поэтому ее кожа все-таки хранит легкий припах хлорки. 

Анастасия Денисенкова
Москва 

«Бассейн» про воду и розу — фантазийный образ, в нем нет противной хлорки, только акватика, шелковистые лепестки, цветочные и фруктово-озоновые тона, немного соли. Для меня этот аромат — выход из зоны комфорта, он не похож на то, что я обычно делаю, у нас с ним разный темперамент. 

 

Без названия

 Анималистическая композиция с впечатлением передозировки кастореума, который на деле оказывается османтусом. Роза практически не слышна. Также в формуле заявлены грейпфрут, гальбанум, сладкая мирра, ладан, кедр, герань, пало санто, имбирная лилия и пачули. 

Светлана Одиночкина
Санкт-Петербург

Духи из натуральных и животных компонентов я создаю полтора года. Работа над композицией — это конструирование, отсекание лишнего, технологический процесс и творческий порыв. Моя роза — это роза в утренней тени аллеи, когда влага начинает испаряться с восходом солнца и наступлением дневного зноя.

 

“Астарта”

Деликатная тихая композиция открывается цитрусами, которые почти мгновенно исчезают, уступая место пыльной древесно-цветочной ноте. Роза почти не чувствуется, зато хорошо слышна мимоза с ее немного жирным пудровым ароматом. В целом запах слишком невесом.


Юлия Агапкина

Москва

По образованию я химик, кандидат биологических наук, а духи начала делать только в этом году, окончив курсы натуральной парфюмерии “Астарта”. Мой аромат для фестиваля — воплощение тихого туманного утра вдали от города. Запах можжевеловой хвои окутывает розовый сад, весь в каплях росы. Это часы, когда воздух наполнен прохладой зелени, когда так хорошо побыть наедине с собой.

 

Druid Essence

Пятном плесени расползается ядовитая зелень. Лепестки розы почернели по краям, словно изъеденные кислотой. Где-то недалеко есть вода — возможно, река, мутная и быстрая. Даже если роза и была когда-то в волосах русалки, этого уже не узнать. Потому что никаких русалок нет — а есть река, заливной луг, розовый куст на берегу и мокрая роза с почерневшими лепестками.


Виталий Мостовой

Краснодар

Мой парфюмерный проект Druid Essence — это сознание триединства “дух, звук, аромат” в шаманической древней магии леса, пробуждение в памяти опытов предыдущих воплощений, путешествие между мирами. В рамках творческого задания я создал аромат “Роза в волосах русалки” — запах вечернего пруда, кувшинок, собственно русалки как некоего загадочного существа. Ну и еще добавил немного туберозьей чертовщинки для атмосферы.

 

“Розовый шторм”

В хвойном лесу буря. Влага пробудила сильные и острые ароматы трав, древесной коры, грибов и дубового мха. Но самой воды уже почти нет, все высохло, остались лишь запахи да следы разрушений — поваленные деревья, сломанные кусты, облетевшие лепестки шиповника. Розы тоже как таковой нет — только намек. Но. Примятые травы и цветы медленно поднимаются. Расправляются, вновь тянутся к свету. Основная тема композиции — лесная. Глубокий, темно-зеленый, древесно-цветочный аромат. 


Алексей Кузин
Москва

Кроме того, что я парфюмер-самоучка, я еще садовод и пчеловод. Когда-нибудь поэкспериментирую с твердыми духами на основе пчелиного воска. А пока представляю “Розовый шторм”: лаймовый петитгрейн, нероли, имбирная лилия, герань. Отто, дамасская и майская роза. Жасмин самбак, розовый лотос, мускатный шалфей, гуаяк, пачули, дубовый мох, белый сандал, лабданум. Тинктуры почек смородины, грибов и розовых лепестков. 

 

“Офелия”

Запах увядших роз и мокрой полыни постепенно переходит в нечто теплое, молочно-пряничное, бальзамическое. Никаких мертвых женщин, все они живы, бодры и веселы. Девушка вернулась домой на рассвете. Она пахнет лесом, утренней росой, полынной горечью, розовой сладостью и пряной травяной настойкой. Интересно, что она делала всю ночь? Колдовала? Встречалась с любовником? Гуляла под звездами? Полынь и роза постепенно вытесняются прохладными ладанными и согревающими древесно-смолистыми тонами. В доме тепло, пахнет выпечкой, погасшим огнем и горячим деревом. Так приятно уснуть на рассвете.

Анна Герасимова
Москва

Моему проекту Art of Perfume более семи лет. Мои духи — натуральные, на основе спирта из эфирных масел, абсолютов и тинктур растительного и животного происхождения. Аромат “Офелия” посвящен не столько шекспировской героине, сколько Офелии с картины художника Джона Эверетта Милле и Элизабет Сиддал, которая для нее позировала.

 

Mary Rose

Минеральные, акватические, водорослевые аккорды верхних нот так и не превратились в розу. С кожи исчезли минут за 20. Затем вдруг появился тихий древесно-бальзамический тон и жил еще несколько часов. У композиции словно бы пустота в середине.

Мария Опимах (Страздас)
Петрозаводск

До сих пор стесняюсь, если меня называют парфюмером. Хотя в линии моей марки Sweet Soul уже 20 наименований. Также я автор бренда “Аромат Карелии”. Для фестиваля разработала Mary Rose (коньяк, ваниль, кардамон, корица, перец, роза, розовое дерево, иланг-иланг, пачули, дубовый мох, водоросли, чоя накх, бальзам перу). Сначала была картинка — кораблик из лепестков роз качается на волнах. А потом я узнала об английском корабле, названном в честь королевы Марии Тюдор, геральдическим символом которой была роза.
Текст Любовь Берлянская