Настоящие охотники за винтажной одеждой — особый вид людей: все знают, что где-то в столице они есть, но никто их толком не видел. Платье не «в стиле», а из самых настоящих 1960-х или 1970-х не встретишь в светской хронике. А на магазин с коллекциями времен маминой молодости не наткнешься случайно, гуляя по центру.

Обзоры типа «Где купить винтажную одежду» выходят на городских онлайн-ресурсах раз в пару лет — и в них перечисляются группы на «Фейсбуке», полуподвальные магазины, куда приходят по записи, комнаты в складских помещениях, где вход по пропускам. Это такой «нишевый» винтаж, для своих, которым очень надо. А на слуху и для всех — проект Ольги Самодумовой Peremotka, недавно получивший прописку на сайтe Aizel, и магазин Алины Лысовой Vintage Voyage. Вместе с ними и попробовали разобраться, что происходит с рынком винтажной одежды в Москве.

ВИНТАЖ СТОИТ ДОРОГО

Кто готов платить за старую вещь цену новой, а то и подиумной? Слова «кутюрный» и «Pierre Balmain» в описании черного платья 1960-х годов за 134 100 рублей кого-то заставят потерять голову, кого-то — покрутить пальцем у виска. Со вторыми все ясно, но первые — кто?

«Это и светские львицы, и бизнес-леди, и студентки, влюбленные в моду, и пожилые дамы, скучающие по нарядам молодости, — перечисляет Алина Лысова, Vintage Voyage. — Иногда дочки приводят своих мам со словами «вот здесь все то, что ты так любишь», но часто и мамы приводят дочерей. Новые клиенты появляются все время, узнают о нас через сарафанное радио или инстаграм (у аккаунта магазина 46 400 подписчиков — прим. ред.)».

Далеко не на все вещи в брендовых винтажных магазинах цена — шестизначная цифра, но все равно отпугивает, в первую очередь, она. Потому что большей части «студенток, влюбленных в моду» достаточно чего-то более простого и проверенного мировым стритстайлом: жакета из грубого денима, который с годами еще похорошеет, потертой кожанки или такого же рюкзака, чего-нибудь из коллекции Levi’s года своего рождения, клипс и броши no name. Их и везут из Берлина и других городов по все еще приятным (даже с новым курсом) ценам, потому что здесь такое попробуй найди. Московский винтаж, за неимением достаточного количества классных и уже вполне «старых» дизайнерских вещей, оказывается преимущественно привозным — поэтому и не бюджетным.

С ценообразованием история вообще не очень прозрачная, в отличие от обычного ретейла, с которым вроде бы все ясно. Винтажные вещи не устаревают, не теряют в цене каждые полгода (а то и дорожают!), на них не бывает сезонных скидок, их не надо везти на склад или в аутлет. С другой стороны, наценка может обуславливаться и долгим поиском вещи, и ее экспертизой (винтажный жакет Chanel все-таки должен быть Chanel), и зачастую — ее ремонтом.

«Здесь достаточно запутанная система ценообразования, а точнее — ее нет как таковой. При доле везения и наметанном глазе при закупке можно найти платье и за 1000 долларов, и за 500. Но, конечно, всегда есть риск наткнуться на подделку или вещь, не подлежащую реставрации, — рассказывает Алина Лысова. — В кризис у нас сильно увеличилась доля иностранных покупателей. Отчасти благодаря продвижению нашего интернет-магазина за рубежом, отчасти из-за наплыва туристов в погоне за дешевым рублем. Другая сторона кризиса — прежние клиенты стали сами поставщиками винтажа».

«В этой работе опираешься только на свои знания и чутье. СМИ и реклама не помогают выбрать и тем более продать такой товар. Ты один на один со всем миром одежды за 100 лет и должен найти не “скоропортящийся” продукт. — рассказывает Ольга Самодумова. — Предвзятое отношение к цене я уже проходила, когда в далеком 2001 году, основав с Денисом Симачевым бренд DENIS SIMACHEV, предлагала русским людям покупать русскую одежду. Они говорили тогда: “Олимпийку русского дизайнера за $500?!” А были те, кто покупал и поддерживал. Я продвигаю то, что мне кажется актуальным сейчас, и очень надеюсь, что покупатель просто доверится мне как профессионалу. Кстати, те олимпийки носили годами и никто ни разу не пожалел».


ВИНТАЖ СЛОЖНО СТИЛИЗОВАТЬ

Носить вещи 30-летней давности не так просто, как кажется после просмотра коллекций Алессандро Микеле для Gucci. Ткань и фасон всегда выдают свой возраст (а иначе зачем бы вы такой винтаж искали?), и эту особенность нужно уметь подать. Застилизовать «старину», чтоб выглядела круто, могут не все. И это — дополнительный аргумент против покупки, особенно дорогой. Те, кто готов рискнуть, но все равно не хочет сильно тратиться, могут использовать альтернативный вариант — взять а аренду. Причем не по дружбе с владельцами магазина, а вполне себе официально: в шоуруме Apartment 26 на Кузнецком мосту, где размещается часть коллекции проекта Peremotka.

«У меня опыт с арендой пока небольшой, — говорит Ольга Самодумова. — Хотя я думаю, что это очень своевременно, и сейчас развиваю это направление. Просто мало кто знает, что эксклюзивное винтажное платье можно взять напрокат. Конечно, не все вещи я готова дать в аренду, но буду стараться расширять такой ассортимент».

Правда, доступность такой услуги относительна. Стоимость проката вечернего винтажного платья составит около 20% от розничной цены изделия: по словам Ольги, это от 7 до 15 000 рублей. Вещь сдается в аренду на двое суток. 

ВИНТАЖ — ЭТО НЕГИГИЕНИЧНО

Кажется, что французское слово «винтаж», в отличие от «секонд-хенд», делает вещь менее поношенной — что, конечно, полная ерунда. И не исключено, что бывших владельцев у изделия было больше одного. Все это смущает и вызывает брезгливость. Хотя даже покупая очень дорогую и новую вещь в фирменном бутике, никто не застрахован от того, что именно в ней потела модель на сьемках или актриса на каком-нибудь ужине. Ну, до химчистки, конечно.

«Главная сложность работы с винтажем в том, что не все готовы носить “старое”, этот стереотип прочно засел в головах, — делится Алина Лысова. — Наши клиенты платят немалые деньги, они хотят видеть каждую вешь идеальной, на что имеют полное право. Мы обладаем тайным знанием лучших химчисток Москвы, выяснили, с каким видом загрязнений каждая из них лучше справится. Также мы долго искали реставраторов винтажной одежды».

СВОЕГО ВИНТАЖА У НАС НЕТ

И это по большей части правда. Но почему бы не помечтать, что лет эдак через пятнадцать первые работы Maison Bohemique и Alexander Terekhov станут предметами настоящей охоты. А что-нибудь «из раннего» Гоши Рубчинского и Вики Газинской нет-нет да и промелькнет в репортаже с очень закрытых открытий. Что туфли Ulyana Sergeenko 2015 года будут искать по секретным адресам, а за винтажной к тому моменту коллекцией Walk of Shame и куртками ZDDZ «выстроится» лист ожидания. И не где-нибудь, а в главных винтажных лавках, мимо которых не пройти: в Столешке или на Патриках. И спрос будет такой, что с арендой проблем не возникнет. Что на «Ламбада-маркете» можно будет по дешевке купить джинсы из первого сезона SHLV, льняные сарафаны I Am Studio и пуховики-одеяла Cyrille Gassiline. По цене средней стипендии. Ну а что?! Фантазии налогом не облагаются.

Текст Елена Кряквина