Джон, почему вы решили создавать одежду? Вы же преподаватель по образованию.

Я с детства обожал музыку и еще больше — манеру музыкантов одеваться. Я рассматривал их фотки и отмечал: «Та-а-ак, классный шарф у чувака. И джинсы отличные. А такие ботинки и мне бы не помешали». Во время учебы в школе и колледже я подрабатывал в магазине мужской одежды и к моменту выпуска понял, что не хочу быть учителем. Мое призвание — мода. Через несколько лет я попал в команду Ральфа Лорена.

 Хотите сказать, что мысли материальны?

Точно! У Ральфа я занимался мерчандайзингом и много времени проводил с боссом и командой дизайнеров. И однажды у меня в голове щелкнуло: хочу быть дизайнером. Я научился рисовать иллюстрации, а по ночам придумывал одежду. Так, ближе к 30 годам я окончательно понял, чем должен заниматься.

 А как вы поняли, что пора делать бизнес в России? Что вас здесь зацепило?

Культура и гордость русских. А еще мне интересна Россия как страна контрастов. Например, мужчины здесь очень брутальные, но и они начинают потихоньку меняться, уже не боятся быть более мягкими.

 Ну а почему все же решили магазин в Москве открыть?

Мой хороший друг — российский певец Эмин Агаларов, его семья владеет «Крокус Сити Моллом». Как-то в Майами его заинтересовал мой бренд, и он спросил, почему моих магазинов до сих пор нет в Москве. Мы начали переговоры. Эмину казалось, что одежда близка москвичам по духу и мы обречены на успех. Да, экономическая ситуация в вашей стране сейчас не очень, но такие времена идеальны для того, чтобы рисковать и пробовать новое.

 По вашим коллекциям видно, что вас интересует рок-музыка и андеграунд. Ваш магазин в Нью-Йорке вообще находится в бывшем здании клуба CBGB. Московский бутик продолжит традицию?

В общем, да, дух панк-рока там присутствует. Перешагнув порог, вы сразу почувствуете андеграундный дух через музыку, детали интерьера, саму одежду. Обычно мы открываем магазины двух типов: или совсем отвязные, как в CBGB, или более элегантные — это я про Москву.

 В коллекции весна-лето 2016 чувствуется бунтарский дух, но в то же время ее можно назвать классической. Как достичь баланса?

Правил два: соблюдать меру и мысленно представлять, кто все это будет носить. Тогда перекосы в хулиганство или, наоборот, в занудство исключены. Я сам как потребитель хочу, чтобы вещи были крутыми, но не слишком узнаваемыми.

 Кто ваш идеальный клиент?

Тот, кого больше волнует стиль, а не мода. И тот, кому наплевать на лейблы. Меньше всего мне хочется диктовать свои правила.

 Как думаете, почему современные дизайнеры вдруг так навалились на эстетику 1970–1980-х? С чем связан этот ренессанс андеграунда?

Это были самые бунтарские времена, настоящая эпидемия нонконформизма. В 1970-е стили менялись с дикой скоростью: богемный шик, глэм-рок, панк. Да и 1980-е были просто безумными с точки зрения стиля, но тогда уже начали ценить индивидуальность. Большую роль играет и музыка. Молодые дизайнеры, которых прет от 1970-х, слушают Led Zeppelin, хотя, казалось бы, и знать про них не должны.

А в вашем плейлисте чьи имена можно найти? Под какую музыку сочиняете коллекции?

Зависит от сезона. То, что сейчас висит в магазине, было придумано под Дэвида Боуи и Кита Ричардса 1970-х. Я слушал много Зигги Стардаста и The Rolling Stones.

 Ностальгия по 1970-м уживается с тотальной оцифровкой моды. Snapchat, Instagram — и это только начало. Вы как к этому относитесь?

И хорошо, и плохо. Здорово, что сейчас все происходит моментально. Но в то же время такая скорость пугает, поскольку процессы почти невозможно контролировать. С другой стороны, соцсети — это весело, с ними мир сразу стал таким маленьким. Теперь для того, чтобы увидеть новую коллекцию, достаточно открыть Snapchat в любой точке мира. А раньше пришлось бы ждать, когда коллекция появится в магазинах.

 Вы сами собираетесь работать в диджитал-направлении?

Да я уже. Правда, есть и ностальгия по нецифровым временам: раньше бренды общались с покупателями посредством рекламы, а сейчас через соцсети. И люди стали другими — копаются в своих телефонах, не замечают ничего вокруг. Хотя, конечно, за технологиями будущее.

 Кроме моды, чем еще вы заняты?

Своим звукозаписывающим лейблом Republic Records, продвигаю молодых артистов. Буквально только что узнал, что мои подопечные Tyler Bryant & The Shakedown сыграли на разогреве у AC/DC перед толпой в 65 тысяч зрителей. Представляете?! Парням всего по 22 года, а они уже на большой сцене.

 Похвально, да. А кем вы еще восхищаетесь?

Есть такой блюзмен Гэри Кларк-младший — у него бесподобный голос. А моя икона стиля — это, конечно, Дэвид Боуи.

Фото: Архив пресс-службы

Текст Ксения Обуховская