Компания Iman Cosmetics уже много лет — один из главных производителей косметики для девушек всех национальностей, а достижения Иман на благотворительном поприще с организациями Save the Сhildren и Keep a Child Alive заработали ей уважение и признание далеко за пределами индустрии моды.

В феврале 2013-го Наоми Кэмпбелл встретилась с Иман и расспросила о том, что делало ее брак с Дэвидом Боуи, скончавшимся в начале этого года, таким крепким, и о детстве в культуре, в которой девочки были нежеланными детьми. 

НАОМИ: Ты чувствуешь связь с Сомали, страной, где родилась?

ИМАН: Еще бы! Я скучаю по стране своего детства. Правда, моя семья уже больше 20 лет живет в Штатах, за это время Сомали очень изменилась из-за гражданской войны. Но мои родители все равно хотят быть похоронены только там, а у меня сердце разрывается от понимания, что я не смогу дать им эту возможность ни за какие деньги.

НАОМИ: Твой папа был дипломатом?

ИМАН: Точно. Он встретил маму, когда ему было 17, а ей 14. Любовь с первого взгляда. И поженились они втайне от родителей.

НАОМИ: Романтика!

ИМАН: А когда Сомали обрела независимость, папу сделали послом страны на Среднем Востоке.

НАОМИ: И вы, конечно, много путешествовали?

ИМАН: В большинстве стран, где он бывал — Саудовская Аравия, Судан, — образование девочек не приветствовалось, и меня отправили учиться в интернат в Египте. Прекрасное было время! Я даже дочку назвала Александрия в честь египетского города, куда мы ездили на выходные. Ее полное имя — Александрия Зара Джонс. Друзья шутят, что с таким именем ей суждено стать либо известной писательницей, либо стриптизершей. (Обе смеются.)

С наоми кэмпбелл на праздновании 150-летия дома Louis Vuitton в Lincoln Center, Нью- ЙОрк, 2004.
шестилетняя иман

Понимаешь, я выросла в мусульманском мире, где никто не скрывает, что мальчики более желанны, чем девочки. К счастью, мои родители, особенно мама, всегда убеждали меня, что ничто не помешает мне достичь тех же высот, а то и больше, что взяли мои ровесники-парни. Меня даже назвали традиционно мужским для моей страны именем. Мама часто говорила: «Иман — это не слово, а целое предложение. После него не обязательно что-то еще говорить или объяснять. Просто научись произносить его правильно и знай себе цену». И когда в 1975 году я приехала в Америку и поняла, что чернокожим моделям платят меньше, чем всем остальным, этот завет мне очень пригодился. Именно поэтому я отказывалась работать, пока мне не предлагали адекватный гонорар.

НАОМИ: Ну ты даешь!

ИМАН: А что? Не надо бояться отказываться от того, с чем ты внутренне не согласна.

НАОМИ: Это правда: лучше уйти, но сохранить уважение к себе и уверенность в том, что ты достойна большего. Иман, ты вот говоришь на пяти языках. Какой из них самый любимый?

ИМАН: Итальянский.

НАОМИ: Да-а-а, ты так классно на нем говоришь! Ой, а помнишь одну нашу итальянскую знакомую, которая мазалась тональником на пять тонов темнее, чем кожа на ее шее? Как ее там звали? Адриана!

ИМАН: Ничего себе у тебя память! Тебе стоит собрать все эти истории и написать книгу.

НАОМИ: Нет уж, лучше оставлю их при себе. Вот недавно разбирала фотографии и нашла столько шедевров: как мы тусуемся на бэкстейдже показа Аззедина Алайи или как готовимся к моей дебютантской вечеринке. Помнишь, я говорила, что уже старовата для роли дебютантки? Но ты на ней настояла и сама все организовала! Столько лет прошло... Кстати, вы с Дэвидом Боуи женаты уже больше 20 лет. Поделишься секретом счастливой семейной жизни?

ИМАН: Во-первых, мы до сих пор хотим друг друга, как подростки, а во-вторых — уважаем. И еще с самого начала мы решили не выносить нашу личную жизнь за пределы дома, не пускать туда прессу, а то журналистов потом не выгонишь! А с Дэвидом нам весело всегда. Он такой англичанин до мозга костей, настоящий джентльмен!

С наоми кэмпбелл на праздновании 150-летия дома Louis Vuitton в Lincoln Center, Нью- ЙОрк, 2004.

НАОМИ: И такой умный! Да вы вообще два супермозга! А еще у вас была такая трогательная свадьба в Тоскане. Что тебе запомнилось больше всего?

ИМАН: Дождь.

НАОМИ: Это же к счастью!

ИМАН: В день свадьбы, тем более когда она проходит на улице, мне так не казалось. Небо разверзлось, и полило так, будто завтра уже не настанет, пришлось срочно переносить столы и декорации. В разгар этой суматохи приехал Джанкарло Джаметти, партнер Валентино, с огромной корзиной белых роз. Я была в ужасе, а итальянцы меня успокаивали: «Синьора, все будет хорошо, дождь — хороший знак, вы будете женаты 50 лет». Вынуждена признать: они были правы.

НАОМИ: Дэвид — хороший отец?

ИМАН: Он очень расчетлив и практичен по жизни, но с Лекси — расслабленный весельчак. Так что следить за дисциплиной приходится мне.

НАОМИ: Твоя любимая песня Боуи?

ИМАН: «Heroes» и весь альбом «Heathen».

С наоми кэмпбелл на праздновании 150-летия дома Louis Vuitton в Lincoln Center, Нью- ЙОрк, 2004.
С дэвидом боуи, 2002

Страницы

Главное фото: Michael Avedon. макияж: renee garnes/artists by next. прически: steven rice. продюсер: goran macura. 

Фото: Bruce Weber/архив Иман; Peter Beard/архив Иман; Getty Images/Fotobank; архив Иман.