Александр Хрисанфов, 27 лет

С чего началась твоя любовь к моде?

Мне всегда было интересно влиять на людей, менять их и наблюдать за реакцией. А мода — лучший инструмент для этого.

Чем ты вдохновляешься, когда создаешь коллекцию?

Вдохновляюсь жизнью в целом, людьми, музыкой, чувствами. Для меня очень важен момент визуализации, поэтому я люблю архитектуру.

Помнишь, как шла работа над первой коллекцией?

Мое творчество целостно, и я не нумерую свои коллекции, они скорее отображают время и состояние души, мои мысли. Информация приходит фрагментарно и в ходе работы выстраивается в целостный ряд.

С какими трудностями ты сталкиваешься как молодой дизайнер?

Трудно найти инвесторов и подобрать профессиональные кадры.

Каких известных личностей ты мечтаешь увидеть в своих вещах? 

Меня очень вдохновляют глубокие красивые люди: Джулианна Мур, Милен Фармер, Рената Литвинова, Николь Кидман, Шарлиз Терон, Земфира. Хочется создавать одежду для сильных и харизматичных личностей.

 

ЛИЗА ОДИНОКИХ, 23 ГОДА

С чего началась твоя любовь к моде?

С детства я любила рисовать и шить, первый костюм для куклы сделала из бумаги (потом на первом курсе в университете было подобное задание — создать модель одежды из бумаги). Учиться в художественной школе было моей мечтой детства, но мама сначала отдала меня на бальные танцы, а потом в секцию художественной гимнастики. Зато я в отличной форме! (Смеется.) Но уже в 13 лет я твердо решила, что хочу стать дизайнером одежды.

Чем ты вдохновляешься, когда создаешь коллекцию?

Вдохновение можно найти абсолютно везде! Для меня это в первую очередь живопись, произведения искусства. Смена обстановки очень полезна для творческих людей, особенно если ты живешь в Петербурге. Город, безусловно, красивый, но часто слишком мрачный.

Мой творческий процесс начинается с поиска источника вдохновения, затем я делаю различные зарисовки и эскизы, параллельно с этим идет поиск материалов и фурнитуры, затем создание лекал, макетов. После примерки макетов вносятся необходимые изменения, и начинается стадия пошива изделий. Влиться в рабочий процесс иногда бывает сложно, находятся отвлекающие факторы. (Смеется.) Но я для себя поняла, что если хочешь чего-то добиться, нужно работать каждый день.

Еще одна особенность моего рабочего процесса — все всегда остается на последний момент, это какая-то болезнь. Поначалу кажется, что времени еще много, а когда подходит дедлайн, начинается паника. 

Помнишь, как шла работа над первой коллекцией?

Это была часть дипломной работы, всего пять комплектов одежды. Когда мне предложили участие в LMA Presents, я расширила коллекцию до 13 выходов. Все вещи я строила и отшивала сама, поэтому она мне вдвойне памятна и дорога. Ее всю раскупили в течение года, но я себе на память оставила кожаную куртку с трикотажными вставками. Вся коллекция была готова. Эту коллекцию я готовила чуть меньше года.

С какими трудностями ты сталкиваешься как молодой дизайнер?

Первое — это нехватка времени или, скорее, неумение им распоряжаться и правильно строить рабочий процесс. Поскольку я еще начинающий дизайнер, у меня совсем небольшая команда помощников, следовательно, требуется больше времени на создание коллекции.

Второе и самое главное — скудный выбор действительно интересных тканей и стоящей фурнитуры, в Европе дело обстоит совсем по-другому.

Хочу заметить, что самое главное для любой творческой личности — это поддержка, не только материальная, но и моральная. С этим у меня нет проблем, за что хочу сказать огромное спасибо моей семье и молодому человеку.

Каких известных личностей ты мечтаешь увидеть в своих вещах?

Клер Буше, больше известную под псевдонимом Grimes, мне очень нравится ее музыка, несколько треков я использовала для показа. Было бы круто создать костюм для ее безумного клипа!

 

Артем Шумов, 25 лет

С чего началась твоя любовь к моде?

Я не помню, с чего началась любовь к моде, но первое платье я сделал года в четыре. В детском саду влюбился в девочку Марину. У нее была голая кукла, для которой я сшил свадебное платье из обрезков тюля. Потом перешил весь гардероб своим игрушкам. Наверное, мне это настолько понравилось, что я приодел игрушки и всех соседей по даче. Мне нравилось перебирать ткани, подбор материала и сейчас является моим любимым занятием. Одеждой же начал заниматься, когда стал постарше. У родителей до сих пор хранятся первые рубашки, шорты. Иногда полезно на них взглянуть, это хороший стимул для развития. Я с детства знал, что хочу заниматься одеждой, поэтому даже не думал, в какой университет поступать. Все так, как и должно быть.

Чем ты вдохновляешься, когда создаешь коллекцию?

В последнее время я не могу сказать, что меня что-то вдохновляет при создании коллекции. Теперь это, скорее, процесс роста. Когда ты уже не первый год участвуешь в создании коллекций или делаешь свои, то это превращается в период: такого-то октября — весна-лето, такого-то марта — осень-зима. И твой мозг сам уже готовится к коллекции. Ты живешь и постоянно интуитивно подбираешь все варианты, записываешь мысли: такая-то деталь будет очень удобной, а этот цвет хорошо сочетается с этим, зарисовываешь наброски — для этого у меня есть блокнот в каждой комнате и сумке. Друзья привозят блокноты из всех стран, где бывают. Иногда я делаю себе какие-то брюки, пиджаки, чтобы «пожить» в них самому, понять, насколько комфортно человеку будет в таких вещах. Потом пролистываешь все заметки и делаешь эскизы. Дальше наступает мой любимый процесс — создание конструкций, подготовка лекал. Очень интересно делать на плоскости объемные вещи. После всего этого проходит примерка, какой бы ни была вещь хорошей, ее всегда можно усовершенствовать. Самым сложным для меня является подбор образов для показа. Ты долго работал, чтобы создать каждую вещь, а от некоторых приходится отказываться или показывать не так, как планировал. Это дело я доверяю стилистам. Потом показ, затем вещи начинают жить в гардеробах.

Помнишь, как шла работа над первой коллекцией?

Первую коллекцию я сделал для того, чтобы уйти как можно дальше от наставлений образования. В университете говорили, что должно быть так-то и никак иначе. А когда человека запирают в рамки, он всегда хочет выбраться за них. Преграды — это на самом деле трамплины. Вся работа заняла у меня месяца полтора. Тогда я работал без портных, приходил после университета или работы и шил полночи. Потом пара часов сна и снова учеба-работа. Это был очень хороший опыт именно ручной работы. 

С какими трудностями ты сталкиваешься как молодой дизайнер?

Что лукавить, конечно, тяжело приходится с финансированием и поиском единомышленников. Всегда хочется большего: лучших тканей, огромного выбора возможностей. Но, думаю, в этом и заключается отличие дизайна от искусства. Ты не просто выражаешь себя, ты делаешь хороший и нужный продукт из того, что имеешь. Свое окружение тоже не так просто найти. Людей, которые не просто поддерживают тебя, а направляют в нужное русло, к которым ты можешь прислушиваться, и знаешь, что они знают, о чем говорят.

Каких известных личностей ты мечтаешь увидеть в своих вещах? 

Для меня давно иконой моды является Эди Слиман. То, что он делал для Dior, до сих пор свежо. Если он наденет мое пальто, тогда-то я и пойму, что это 100% то, что надо.

Вопросы: Вероника Лебедева.

Фотограф: Митя Ганопольский.