Моя первая Парижская неделя моды случилась в феврале 2007-го, а первая коллекция, которую я увидел, была Vivienne Westwood. Ее показывали в Лувре — восемь лет назад шоу проходили только там. До сих пор понять не могу, почему меня позвали, ведь я был простым фрилансером. Зато три года назад я впервые поехал в Париж полноправным сотрудником журнала Interview Russia.

В основном меня интересуют мужские коллекции, так что показов, которые мне нужно посмотреть, получается вдвое больше, чем у среднестатистического «глянцевого» редактора. На недели я езжу два раза в сезон, иногда всего на пару дней, потому что часто в эти дни занят на съемках.

В 18 лет я случайно открыл журнал Vogue – и понеслось. С тех пор на моих глазах вершилась история современной моды. Я был на показе первой полной коллекции Эди Слимана для Saint Laurent, на последнем показе покойного Ли Маккуина Plato’s Atlantis и последнем ready-to-wear Жан-Поля Готье. Но, пожалуй, самое феерическое действо, которое мне довелось наблюдать, – кутюрное шоу Dior в Версале, устроенное в честь 60-летия Дома. Какие там были модели! Жизель Бундхен, Линда Евангелиста, Наоми Кэмпбелл, Стелла Теннант, Хелена Кристенсен, Амбер Валетта – я не верил своим глазам, боялся, вдруг это галлюцинации. После показа мы тусили на дико крутой афтепати в садах Оранжери. До финансового кризиса оставался как минимум год, на вечеринках не экономили, так что гости оказались прямо-таки в эпицентре богатства и роскоши. 

Конечно, в ряды желанных фэшн-персон я влился не сразу. Например, пройти на показы крупных брендов сначала было проблемой. На входе приходилось врать, что я работаю на журнал такой-то или выдавать себя за важную шишку. А то и проникать в зал нелегально – так, например, я впервые попал на Yohji Yamamoto. Но наконец фэшн-боги смилостивились, и я познакомился с пиарщицей Джона Гальяно. Двери на показы стали открываться охотнее.

Ну а потом я начал сотрудничать с журналами и получил возможность ходить на любые шоу. Ирония в том, что за редким исключением мне это не интересно. Нормальная человеческая психология: как только получил желаемое, сразу потерял интерес. Хотя должен признаться: добыть приглашение на Celine до сих пор – целая эпопея. Даже с Comme des Garcons, которые славятся любовью к камерности и могут позвать всего 200 человек, в этом смысле полегче. На Парижской неделе особый ажиотаж вызывают показы Saint Laurent, Celine, Louis Vuitton и, конечно, Comme des Garcons. Рэй Кавакубо – не просто дизайнер, а муза и чуть ли не крестная мать всех молодых талантов. А что касается первых трех брендов, их ждут, чтобы: а) узнать актуальные образы сезона; б) поскорее скопировать силуэты и запустить в производство вещи, скроенные по образу и подобию.

Лично я добавил бы в список must see Дом Hermes, мне нравится новое направление, в котором они работают. И конечно, с нетерпением жду, какое представление устроит на этот раз Chanel. Они воплощают самую суть Парижской недели: со строгих дефиле ты вдруг попадаешь на невероятный спектакль. Ни в одной другой столице моды такого уровня креативности и близко нет.

Еще один интересный бренд – Vetements, там работает целая группа дизайнеров, творческих преемников Мартина Маржелы. В прошлом году их коллекция взорвала Париж, что неудивительно: андеграунд, нонконформизм, презрение к правилам – всего этого модному сообществу не хватает. Даже то, что показ проходил в грязном подвале какого-то гей-клуба, никого не смутило. Все-таки Париж – прогрессивный город.

А как же вечеринки? – спросите вы. Да, пока что самые отвязные афтепати на 100500 человек со всякими безумствами дизайнеры устраивают только в Нью-Йорке (и хотел бы я посмотреть на того, кто переплюнет Александра Вэнга). Зато парижские мероприятия – элегантные и даже аристократические: например, пикник в 11 утра или званый ужин в Caviar Kaspia. По вечерам редакторы, байеры и сами дизайнеры тоже не пенсионерят дома у камина. Несколько лет назад местом их встречи был бар Hemingway в отеле Ritz (там останавливались все топ-модели), где легендарный бармен Колин Филд запросто мог сочинить коктейль специально для Кейт Мосс. А пока Ritz не открылся после реконструкции, тусовка переместилась в бар отеля Costes.

Если говорить о клубах, сразу вспоминаются жаркие ночи в Le Montana и Silencio. А в этом сезоне я пойду на разведку в Les Bains, ранее известный как Les Bains Douche – такой парижский вариант Studio 54 эпохи поздних 1980-х.

На самом деле, на Парижской неделе моды не все так безоблачно. Есть и минусы. Первый – цены на проживание в отелях взлетают до небес. Второй – адские пробки на дорогах. Дело в том, что почти каждому редактору полагается автомобиль с личным водителем. И если в Париж прилетают, скажем, пять редакторов американского Vogue, каждый из них будет передвигаться по городу на отдельной машине. А если вспомнить, сколько в мире крупных изданий, легко прикинуть масштаб бедствия. Хотя если честно, без машины в Париже никуда – уж очень плотное расписание. Иногда автомобиль превращается в офис на колесах: там приходится переодеваться, обедать, просматривать почту. Однако я подумываю в этот раз арендовать вертолет.

Текст Гро Кертис