Самая первая версия программы Photoshop появилась в начале 1990-х, и, по словам своих же создателей, должна была лишь помочь фотографам убрать все отвлекающее от главного объекта, расчистить картинку. Сказать, что она используется не по назначению сейчас, нельзя: пользователи правда получили возможность стереть все лишнее, отвлекающее от главного объекта — идеала. Соблазн избавиться от любых несовершенств за секунды и получить что-то не просто хорошее, а идеальное оказался слишком велик. Результаты не снились и пластическим хирургам — за последние 20 лет знаменитости перестали стареть и вообще страдать хоть какими-то человеческими проблемами, будь то лишний вес, заметные поры или целлюлит. И если раньше считалось, что в основном индустрия моды и красоты опасно влияет на неокрепшую психику подростков, которые не справляются с количеством идеальных людей в журналах и начинают есть то много, то мало, то сейчас к ним прибавились вполне себе окрепшие взрослые женщины. Которые, в отличие от звезд того же возраста, все-таки стареют. Осознают ли они, что картинки вечно молодых знаменитостей перед ними — не совсем правда? Или все фотографии, которые подверглись обработке, стоит как-то дополнительно обозначать? 

Любая картинка, у которой есть тот или иной заказчик — дом моды, журнал, косметическая компания, даже частный человек, который заказал себе съемку для профайла в социальных сетях, — почти всегда будет отредактирована. И кажется, что об этом должны догадываться все вокруг. И все догадываются. Но, оказывается, это не очень помогает — критический взгляд и знания включаются в голове не сразу. Ученые доказывают, что ровно трех секунд достаточно женщинам для того, чтобы начать испытывать дискомфорт при взгляде на слишком идеальный снимок. И даже если им заранее сказать, что изображение было отретушировано, то первые три секунды почему-то никуда не исчезают.

Первый публичный скандал из серии «знаменитость + фотошоп» произошел с Кейт Уинслет: актриса была оскорблена, когда британский GQ без ее ведома отретушировал фотографию, уменьшив Уинслет на несколько размеров. При этом издание называло актрису самой сексуальной женщиной современности, но на стадии постобработки решило, что в меньшем весе она заслуживает этого звания больше.

Кейт Уинслет
Рекламная кампания Ralph Lauren

Следующий большой скандал случился с рекламой Ralph Lauren в 2009 году: теперь уже не актриса, а профессиональная модель Филиппа Гамильтон была уменьшена практически вдвое. Фотография вызвала бурю возмущения в интернете, представители компании быстро принесли извинения и сняли рекламу. Но скандал интересен другим: если в случае с отретушированной Кейт Уинслет речь шла об актерах, которые все-таки отличаются от модельных стандартов и иногда даже немного стареют и набирают вес, то вторая история случилась уже с известной моделью, которая все равно недотягивает до завышенных требований модного дома.

Идеал постоянно меняется, программы редактирования стирают с лиц и тел любые несовершенства за секунды, и со временем желаемый результат становится все менее досягаемым в реальной жизни и, видимо, уже не очень человеческим. Как еще объяснить тот факт, что даже фотографии 16-летних моделей с почти новорожденной кожей после тщательной работы лучших визажистов все-таки подвергаются дополнительной ретуши во время постобработки, хотя молодость напополам с модельной внешностью могли бы позволить им остаться нетронутыми.

В стремлении к недосягаемому совершенству был замечен и шведский гигант H&M, который просто не сумел найти удовлетворительное тело среди существующих в модельных агентствах. С 2011 года на сайте компании в каталогах улыбаются головы моделей с телами манекенов, которые, по заявлению компании, лучше всего способны показать одежду для людей. Самые первые манекены на сайте вызвали много разговоров: если раньше женщинам внушали, что идеальный — значит по-модельному худой, так теперь получалось, что даже модельного тела недостаточно. После попыток разобраться выяснилось, что компания, возможно, таким образом пыталась сократить издержки — одевать манекены куда быстрее и дешевле, чем снимать в полный рост моделей. Впрочем, бурю возмущения это никак не отменило. 

Кейт Уинслет
Лена Данэм

Будь то модели, актрисы, певицы или обычные люди, уже сама возможность добиться идеала заставляет к этому идеалу идти напролом тропой фильтра liquify, масок и инструментов clone и patch. Многие помнят знаменитую сцену из фильма September Issue, где Анна Винтур просит сделать фотографию попавшего в кадр модной съемки оператора, реального человека, далекого от мира моды, более стройным. Лена Данэм может ходить толстой, плохо одетой и прыщавой на канале HBO, и мы будем ее любить за пугающие, но знакомые нам несовершенства. Но в съемке внутри Vogue она будет соответствовать принятым стандартам. И только оригинальные кадры съемки, попавшие в сеть, позволили оценить огромный объем работы и то, насколько стандарты журнала далеки от реальности.

Примерно то же самое произошло ранее в этом году с фотографиями Леди Гаги для рекламы Versace — только просочившиеся в интернет оригиналы съемки Мерта Аласа и Маркуса Пигго позволяют до конца оценить объем проделанной на стадии постпродакшена работы. Вне зависимости от того, что значит пояснение «обработано» в том или ином случае — повышение контраста, стирание одного прыща или полное перерисовывание конкуров лица и тела, — показать реальное отличие оригинала от финальной картинки может только сам оригинал.

Случаи, когда уровень фотошопа становится слишком заметным для окружающих, пока скорее исключения из правил. Когда 50-летняя Мадонна выглядит в рекламе Louis Vuitton на 20 лет, в это сложно поверить. Когда Кейт Уинслет публично обвиняет британский GQ, это сложно не услышать. Что Твигги в 70 лет не может выглядеть на 35 — тоже вполне логично.

Компания Lancôme действительно хочет использовать в своей рекламе Джулию Робертс, потому что она популярная актриса и красивая женщина, но версия Робертс десятилетней давности нравится ей больше. Поэтому актриса внезапно меняется на глазах. Настолько сильно, что из-за многочисленных жалоб Агентство рекламных стандартов Великобритании было вынуждено рекламу запретить.

Справедливости ради стоит сказать, что фотошоп как средство достижения идеала появился всего чуть больше 20-ти лет назад, зато проблемы с недосягаемым образом начались еще до этого. В 1980-х самое прекрасное тело было у Грейс Джонс — на обложке альбома 1985 года Island Life. До запуска первых программ обработки оставалось больше четырех лет, и усомниться в подлинности фотографии Жан-Поля Гуда долгое время не было никакой причины. На самом деле одна из самых культовых фотографий — это результат тщательного монтажа. Широкое обсуждение кадр получил после выставки «Постмодернизм» 2011 года в музее Виктории и Альберта в Лондоне, где был показан весь процесс монтажа. Проблема в этом случае была не с фотошопом, а с понятием идеала, который так уж устроен, что должен всегда находиться где-то за гранью человеческих возможностей.

Но не все боятся показать себя настоящими: вспомнить хотя бы честный проект французского Elle, для которого Моника Беллуччи, Шарлотта Рэмплинг, Ева Херцигова и Софи Марсо позировали Питеру Линдбергу без косметики и не подвергались дальнейшей обработке (во всяком случае так было заявлено журналом). Звезд тогда назвали отважными, а Линдберг в том же 2009 году снял похожий материал для сентябрьского номера американского Harper’s Bazaar: супермодели, включая Синди Кроуфорд, Клаудию Шиффер, Амбер Валетту и Кристен Макменами, появились на всегда выгодных черно-белых снимках, зато без макияжа и постобработки. Сам фотограф тоже не остался в стороне и высказался так: «Я считаю, что бессердечно обработанные, нереалистичные фотографии не должны стать отражением женского идеала в начале нового века. Обработка превращает настоящих женщин в каких-то существ с Марса».

И тем не менее именно нелюбимые Линдбергом «существа с Марса», а не реальные люди продолжают продавать нам косметику, одежду, аксессуары и даже хлопья для завтрака. Как и всегда, цель рекламы — не повышать нашу самооценку, а продавать нам товар в паре с прилагающимся идеальным образом. И, как и всегда, стать человеком с картинки можно, только купив тот или иной продукт. Так стоит ли дополнительно обозначать отредактированные изображения, когда каждая появившаяся в глянцевой прессе или рекламе фотография уже одним своим появлением говорит громче любой дополнительной надписи: «Здесь была ретушь»?

Текст Наталья Липчанская