Дмитрий Брусникин

 Как только ваших не называют: явление, феномен. Говорят, сцену театральную взорвали. Вы не устали слушать комплименты? Не боитесь, что их перехвалят?

Нет, комплименты приятно слушать. У меня как-то спросили: «Запрограммировали ли вы успех? Хотели ли этого успеха?» А ведь все мастерские, которые я выпускал и которыми я занимался вместе с Романом Ефимовичем Козаком, были хорошие. Просто мы никогда не занимались пиаром. Не думали, что это важно. А потом появился спектакль и появились люди, которые что-то в нем разглядели. Я имею в виду девочек наших, которые знакомят меня с вами. Возникла какая-то цепочка, необходимая, нужная связь. Театр — дело коллективное. Значит, пришло время этому поколению каким-то образом чему-то научить близлежащие поколения и будущие. «Современник», «Таганка» же не случайно возникли. Они были нужны.

 Вы у них многому учитесь?

Да, конечно. Я, собственно говоря, и занимаюсь этим так долго, потому что важно, чтобы происходил обмен. 

 Что они вам дают? 

Они мне дают очень много. Они мне приносят ту музыку, которую они слушают, они мне приносят ту литературу, которую они читают, в которой я уже ни черта не понимаю. Но я это читаю для того, чтобы с ними разговаривать, для того, чтобы задавать вопросы, для того, чтобы что-то находить, говорить им о том, что это уже было, что это я читал в других вариантах. Таким образом происходит обмен. Когда они мне рассказывают то, что они чувствуют, а я им рассказываю то, что я знаю. 

Юрий Муравицкий и Дмитрий Брусникин

 Как думаете, они вам подражают?

Страницы