И теперь они с удовольствием расскажут о том, какое кошмарное это государство. И я лично, прямо скажем, не могу не порадоваться, что из этой истории выскочил. Биеннале — это ведь еще и приемы, встречи, я за 14 лет всех уже узнал. Мне куда удобнее, чтобы меня встречали и говорили: «Да, мы знаем, тебя выгнали из-за Крыма», чем ходить самому и говорить: «Я против, я даже статью написал, но вот у нас там выставка — вы зайдите, посмотрите». Это была бы дурацкая позиция, нечестная просто. Если «Стрелке» не дадут сделать выставку, то мне будет жалко, но с точки зрения международной репутации самой «Стрелки»… Ведь русский павильон несомненно будет подвергнут обструкции. Если выставку получится сделать так, как ее придумали, — прекрасно. Но если их концепцию сейчас начнут проверять на идеологическую чистоту — там особенно не за что зацепиться, но «был бы человек, а дело найдется», — то я бы на месте кураторов отказался бы работать дальше.

Но ведь в других национальных павильонах выставки не должны поддерживать «линию партии».

Это вопрос готовности страны. Например, в Австрии в 2000 году победил на выборах страшно правый человек, который говорил, что рабочие места — только для австрийцев, что надо поднимать австрийскую культуру и так далее. Австрийский павильон тогда вообще отказался выставлять своих архитекторов, там были только иностранцы. Это сильное заявление, использование площадки биеннале для того, чтобы что-то объяснить своему правительству. Это нормальная стратегия, она понятна для европейцев. Но или я недостаточно европеец, или Австрия отличается от России, мне, пока я был куратором и комиссаром, это не казалось правильным.

А что правильно, какие стратегии имеют успех? Биеннале же не выставка архитектурных достижений.

Страницы