Но тогда должна быть и соответствующая политика в архитектуре — мы ее знаем? Сочи? В Сочи нам были явлены самые разные модели — мы хотим все: выставить наше будущее, наше прошлое и продать наше настоящее. Это не политика. И нельзя сказать, что мы сейчас опять на себе ставим эксперимент, важный для всего человечества, и потому всем будем интересны — нет, не будем. Россия долго находилась в числе главных игроков на биеннале — сначала из-за развала СССР, потом мы делали удачные павильоны, к нам всегда стояли очереди. Сейчас мы рискуем потерять это место. Какие выставки делал СССР? Этого никто и не вспомнит.

Страницы