Чулпан, когда вы открыли сценарий фильма «Под электрическими облаками» и увидели, что играете мальчика, — удивились?

Леша (режиссер Алексей Герман-младший) мне сразу рассказал. Только мальчик сначала должен был быть солдатом, впервые попавшим на войну. Но мы поняли: чтобы снимать про войну, надо ее знать. И появился другой проблемный мальчик.

 На какую войну намекнул Герман?

На любую современную войну.

 У вас было много мужских ролей?

Три. Первый раз я сыграла подростка в спектакле «Мамапапасынсобака» в «Современнике». Второй раз — посыльного в сериале «Иван Грозный» Андрея Эшпая. Этот — третий.

 То есть опыт не был новым?

Был. Потому что я играла почти без грима. Леша боится актерских проявлений, поэтому не давал мне спрятаться вообще ни за что: ни за походку, ни за то, как, мне казалось, мальчики должны стоять и где у них должны быть руки. И я в какой-то момент испугалась, потому что не знала, как доказать зрителю, что я не женского пола.

 И какой все же выбрали способ?

Синтезированный. На чем-то настаивала я, на чем-то Леша. Ему всегда важнее внутренний процесс, чем внешний.

 А что происходило внутри?

Про этих ребят я мало что знала, поэтому сначала была подготовка: огромное количество фильмов про трудных подростков, куча литературы, общение с наркологами. Состояние апатии и безвременья, нежелание куда-то двигаться, а просто принять дозу и выключиться из реальности было основополагающим драматургическим движением.

Кадр из фильма "Под электрическими облаками" (2015).

 История наркомана — это образ спящего поколения?

Да. Весь фильм состоит из новелл о людях, близких друг другу по духу. Все в поиске. В беспомощном желании найти смысл и оправдание этой жизни. В моей истории человек совершает поступок: наружу вдруг выходят надежды и мечты, которые были утоплены, погребены под какими-то обстоятельствами. Поступок — это когда состояние апатии переходит в желание действовать. Это такая сублимирующая нота нашего поколения. Как бы ты ни убегал от действительности, однажды совесть предложит тебе сделать выбор.

 Герои фильма, несмотря на обреченность и противодействия, все равно пытаются менять жизнь. Насколько вы себя с ними идентифицируете?

Нинасколько. Но согласна, нужно идти до последнего. Например, в фонде «Подари жизнь» у нас не было ни дня, когда все получалось с первого раза. И однажды для благотворительного аукциона мастера-кукольники делали по нашим эскизам куклы. Перед этим в Италии я увидела фреску: ангелы в полном обмундировании, с копьями, щитами, в шлемах и с острыми крыльями, будто из гвоздей. Крылья моих кукольных ангелов тоже сделали острыми — такой символ вечной борьбы. Невозможно расслабиться и думать, что все произойдет само. Нужно бороться.

ФОТО: Gulliver Theis.