В фильме «Битва за Севастополь» вы играете Людмилу Павличенко — снайпера, героя Советского Союза. Вы часто играете сильных духом женщин, такую метафорическую Родину, притом по большей части в исторических фильмах. Сами выбираете или так получается?

Я часто играла в фильмах женщину в тылу врага, а так, чтобы именно в военной истории, — в первый раз. Была подготовка по высшему разряду: я много про свою героиню читала, прыгала, бегала, стреляла. Наверное, я сама такие роли выбираю, но и как-то так складывается, что исторические сценарии, которые мне присылают, интереснее, чем современные истории.

 А что должно быть в сценарии, чтобы вас зацепить?

Должна быть, во-первых, драматургия высокого уровня, а во-вторых, персонажи и герои, которые имеют характеры, какую-то личностную конкретику — не просто Ваня и Маша, которые любят друг друга, а потом расстаются, очень скучают и пишут друг другу эсэмэски; все-таки хотелось бы, чтобы в истории были неожиданные повороты, а у персонажей — алогичные характеристики… Для меня знаете, какой показатель главный? Если читаешь сценарий и сам не смеешься и не плачешь, то, значит, определенно есть проблемы.

 А бывают какие-то вещи, из-за которых вы не согласились бы взяться за роль? Не в смысле откровенных сценарных глупостей, а если, например, предполагается, что нужно раздеваться или играть внутренне чуждую вам героиню. 

Нет, если хороший сценарий, то можно решиться на все. Глупо бояться раздеваться — это же не ты с голой попой, а твоя героиня, зритель тебя только с ней ассоциирует. Хотя это слишком абстрактный вопрос — не знаю, может, мне просто не попадалось ничего такого пока. Ты читаешь сценарий и только в этот момент понимаешь — есть что-то такое, из-за чего ты отказываешь или нет. Вообще я против таких абстрактных суждений в отношении творчества. Там же нет правил — почему я отказываю здесь и не отказываю там. Просто я так почувствовала. Можно отвечать каждый раз по поводу конкретного сценария, потому что каждый новый сценарий — это совершенно другая история, не похожая на предыдущие. Я не пустила на поток ни выбор ролей, ни выбор режиссеров, ни все остальное. Это вообще очень важно — не пускать на поток свою работу и не превращаться в ремесленника.

Страницы

Фото: архив пресс-службы