Адиль, ты раньше приезжал в Россию?

СКРИПТОНИТ: В 2010-м, но не в Москву. В Новосибирск.

 Было что-то, что тебе совсем тут не понравилось?

СКРИПТОНИТ: Люди перепуганные какие-то. На измене слишком, всего боятся. А в остальном — ничего особенного. 

 А что представляет собой город Павлодар?

СКРИПТОНИТ: Это квадрат на 300 тысяч населения в Казахстане. Вокруг пять заводов, четыре лагеря. Похвастаться, в общем, нечем: хрущевки, пятиэтажки, пара 16-этажек. Народ зато хороший.

  Баста (Василий Вакуленко), музыкант

 Из твоих песен понятно, что люди там сильные. А вот назвать их хорошими в смысле «добрые» не получается.

СКРИПТОНИТ: Они человечные. «Плохой», «хороший» — это ярлыки, в каждом из нас есть и то и другое. 

БАСТА: Ростов в чистом виде! Я не был в Павлодаре, но есть товарищи старшие оттуда. Нет московского образа жизни там, понимаешь? Это когда: вот работа, а вот другая жизнь. В Москве люди часто ломаются, когда нужно проявить мужество, обязательность. Когда без бумаги надо отвечать за то, что ты говорил, обещал. В Москве сразу начинают переживать, прибегают к формулировке «это деловой момент, а меня в человеческом плане он не касается».

 Как вы узнали о существовании друг друга?

 БАСТА: Я — благодаря сайту Rap.ru. Увидел там клип… как он назывался?

СКРИПТОНИТ: «Без вариантов».

БАСТА: В общем, мне понравилось, и я попросил Колю (концертный директор Басты. — Interview) связаться с Адилем.

 То есть когда ты видишь каких-то новых артистов, то сразу понимаешь, с кем хотел бы работать, помогать? 

БАСТА: Да, наверно, так. Ну хотя не помогать, ведь это пипец обременение.

СКРИПТОНИТ: Да ладно, все равно помогаешь же! 

БАСТА: Ну я в том смысле, что у Адиля собственное видение. Никто не даст соврать, я целиком альбом услышал, только когда он вышел.

 Что, даже не хотелось ничего подкрутить?

БАСТА: Хотелось. Мне везде хочется подкрутить, это у любого музыканта так. 

Страницы