Забросив психоделический фолк, в 1970-е Дэвид Боуи становится предвестником глэм-рока, выйдя на сцену в знаменитых образах Зигги Стардаста и Изможденного Белого Герцога.

 Ты рос в Брикстоне, недалеко от тюрьмы Ее Величества. Так?

Да, в полукилометре.

 Красивый вид из окна?

Ну да, и у них на меня тоже.

 Что для тебя лично означает слово «тюрьма»?

Мне кажется, что я пробыл в заточении последние 24 года. А переезд в Америку открыл мне дверь на свободу.

 А от собственных песен у тебя не бывает ощущения, что они и есть твоя личная тюрьма?

Нет. По крайней мере не было случая, когда бы я почувствовал, что они заманивают меня в ловушку. Бывает, что я их теряю. Будто они со мной разводятся. Как только напишу какую-нибудь песню, она стремится от меня убежать. Создал что-то — и все, больше эта вещь не имеет к тебе никакого отношения.

 Ты пишешь, чтобы обрести индивидуальность?

Скорее, чтобы понять ее. Вряд ли чтобы потерять или обрести.

 Можешь рассказать немного о себе?

Страницы