Сейчас Курентзис — художественный руководитель Пермского театра оперы и балета имени Чайковского, основатель и художественный руководитель оркестра musicAeterna и камерного хора MusicAeterna. В этом году он номинирован на премию «Золотая маска» за оперу «Дон Жуан» и балет «Оранго. Условно убитый». Первую 12 февраля показали в Москве в «Новой опере», второй покажут там же 23 февраля. «Дон Жуан» — не единственная причина, по которой Курентзис приехал в Москву: 9 февраля в Noor Bar все желающие могли встретиться с дирижером и задать ему свои вопросы на презентации двух альбомов, вышедших на лейбле Sony Classical, в том числе «Весны священной» Стравинского, ставшей одной из лучших записей 2015 года в Apple Music. Перед этой презентацией мы и встретились с лучшим в России исполнителем сочинений Моцарта.

Вы знаете, у людей, далеких от музыки, работа дирижера обычно вызывает легкое недоумение. Никто толком не понимает, чем вы все-таки занимаетесь.

Моя профессия — dreamer of dreams. Я мечтаю мечты, и это моя работа. Я погружаюсь в такие пропасти, чтобы сохранить мечту и показать ее людям. Дело в том, что музыку невозможно понять, если не можешь в нее погрузиться, не способен пройти через зеркало. А дирижер — это тот человек, который может пройти через зеркало и перенести информацию оттуда в мир, в котором мы живем.

 Вас уже сто раз об этом спрашивали, но почему Россия? У вас есть хорошие предложения с Запада, из Европы, но вы все равно здесь. Почему?

Проще простого — я люблю Россию. Люблю и хочу служить ей.

Здесь работается проще?

Сложнее! В России люди очень открытые и коммуникабельные. Но, когда дело доходит до работы, ты сталкиваешься с бюрократией, с чиновниками — и вот тогда тебе попадаются неэрудированные люди, которые даже не способны тебя понять. Очень сложно убедить человека, который в этой теме ничего не соображает.

У нас академическую музыку люди представляют себе довольно консервативной. Но вы-то в эти рамки точно не вписываетесь. Может быть, ей пора стать более демократичной?

Академическая музыка — серьезная, как ее называют — не для всех. Вот Тарковский тоже не для всех, вы же не станете облегчать его, чтобы он вдруг стал доступен каждому. С другой стороны, можно строить мосты, которые невовлеченному человеку помогут больше от этой музыки взять.

Страницы