Как вы познакомились и почему решили, что то, что вы делаете по отдельности, может сработать вместе?

Франц: Мы познакомились через общего друга на кинопроекте. Я монтировал фильм, а Том писал к нему музыку. Потом уже мы начали сочинять музыку вместе. 

Том: Мы и подумать не могли, что может что-то получиться. Когда ты сам по себе, у тебя есть возможность все контролировать, когда же появляется еще один разум, есть вероятность, что в результате получится не очень. Но, с другой стороны, если ты откроешь свою душу и уши, может получиться что-то, чего бы ты никогда не смог сделать в одиночку. И в общем процессе ты растешь как самостоятельный музыкант.

 Вы много говорите об импровизации. То есть на концертах произведение может звучать не так, как на записи?

Том: Одним словом, да. Представьте себе временную шкалу, которая будет начинаться с идеи, затем двигаться к написанию и затем к записи и аранжировке. В конечном итоге для многих музыкантов аудиозапись будет завершающим этапом этой временной шкалы для определенной песни. Возможна небольшая модификация во время живого исполнения, но все равно все очень похоже — та же структура, те же ноты, те же семплы. Для нас живое выступление — это только середина шкалы. После этого композиция живет дальше и открыта к тому, что может с ней произойти только в процессе живого выступления.

 Ваши любимые группы всех времен — это?..

Франц: Ой, у меня они постоянно меняются! Если бы мне пришлось выбирать музыкантов, которые повлияли на то, как я подхожу к созданию музыки, то я бы назвал Fennesz, My Bloody Valentine и, возможно, Radiohead, особенно начиная с альбома Kid A и всех последующих. Но это скорее духовный подход, чем копирование.

Том: Я никогда не был чьим-либо фанатом, но записи Караяна довольно надежные, пластинки Майлза Дэвиса едва ли можно критиковать, Фредди Меркьюри и Паваротти определенно знали, что делали…

 Кем вы мечтали стать в детстве?

Том: Честно говоря, я даже не помню, чтобы хотел стать космонавтом или кем-то вроде него. Думаю, я просто был слишком занят, гоняя по округе.

Франц: Я хотел стать секретным агентом.

 Чем вы занимаетесь, кроме музыки?

Том: Я строю дом в Ирландии. Это отнимает кучу времени.

Франц: Я прихожу к Тому домой, чтобы отвлекать его, поэтому пройдет целая вечность, прежде чем он достроит его.

 Где бы вы хотели жить?

Том: Мне нравится и то место, где я сейчас живу.

Франц: Да и мне, но без дождя было бы получше.

 В одном ряду с какими музыкантами вы бы хотели стоять? 

Том: Обычно нас относят к постклассическому направлению, что, как я понимаю, представляет собой поп-музыку, которую исполняют на фортепиано, но без вокального сопровождения. Но я не уверен, что хотел бы, чтобы мы стояли в одном ряду с этим направлением. Вместо этого лучше The Bad Plus, Джонни Гринвуд, Нико Мьюли, Анна Мередит, Брайс Десснер.

Франц: Да, мы не считаем Piano Interrupted постклассической группой. Я бы добавил в этот список Haushka и GoGo Penguin.

 У вас 25 марта выходит новый альбом. Почему вы вообще группируете композиции по альбомам? 

Франц: Мы сами иногда говорим о смерти альбомов и задумываемся, что должно прийти им на смену. Пока не придумали, поэтому альбом до сих пор остается самым лучшим способом презентовать набор композиций, написанных в один период времени. В этом смысле мы старомодны — мы ведь сами выросли, покупая альбомы.

 Сколько времени вы проводите вместе и что делаете?

Том: Кучу времени, когда мы работаем над записью — здорово находиться в одной комнате, чтобы просто делиться идеями. Затем начинаются репетиции — остальное время проходит в концертах.

Франц: Да, в основном когда мы работаем над созданием альбома. Турне — отличное время, когда мы можем поговорить о музыке, искусстве и творчестве, а не переживать о том, когда же мы закончим запись. 

 Где вы обычно выступаете? Ваши любимые площадки?

Том: Нет привычных мест. Мне нравятся концертные залы — там обычно есть отличное пианино и хорошая акустика. Если говорить о любимых местах, то в Radialsystem V в Берлине просто невероятная атмосфера, как будто это место когда-то было старым заводом по переработке воды. Хотя акустика квадратного каменного строения может стать настоящим испытанием. 

Франц: Мы выступаем в разных местах — начиная с церквей и заканчивая более традиционными местами для инди-рок-концертов, центрами современного искусства и старыми кинотеатрами. Одной из моих самых любимых концертных площадок стало местечко в Мюнхене, где зрители столпились вокруг нас и мы были очень близко друг к другу.

 Как малознакомому с вашей музыкой человеку приготовиться к московскому концерту?

Франц: Не нужно готовиться! 

Том: Нет, нужно! Купите наши записи на виниле, приходите на концерт и убедитесь, что ни одна композиция в живом исполнении не звучит так же, как на пластинке.