АМИНОВ: Надя, у тебя новая пластинка выходит. Расскажешь о ней?

ГРИЦКЕВИЧ: Это мини-альбом «Хорошо», в нем три песни. Мы попытались объединить их в EP из-за общего настроения, а какое оно — пусть слушатели сами решат. Мне кажется, в этот релиз просочилась ирония, которая раньше оставалась между нами, но в какой-то момент не высказаться на некоторые темы оказалось невозможно.

АМИНОВ: Что ты имеешь в виду?

ГРИЦКЕВИЧ: Сейчас многие особо чувствительные люди ощущают какое-то давление в атмосфере, но не могут понять, что это. Со мной как раз такое происходит. Для себя я объяснила это как некий высокочастотный звук, который ты вроде не слышишь, но смутное беспокойство чувствуешь.

АМИНОВ: Где записывали пластинку?

ГРИЦКЕВИЧ: Конечно, я бы хотела сказать, что в Лондоне, с известным звукорежиссером. Но все было проще и прозаичнее: инструменты, которые могли записать дома, записали дома. А гитару и вокал — в студии, где раньше репетировали. Но для репетиций студия закрылась, и ее стали разбирать ровно в тот момент, когда мы начали работать. Пока записывали последнюю песню, из помещения выносили пол.

АМИНОВ: А, вот почему настроение у альбома такое бодрое.

ГРИЦКЕВИЧ: Ну да, пол-то выносили бодро. Расформирование студии для кого-то очень радостная штука: можно же что-то ухватить, найти и забрать кучу вещей, которые никому не принадлежат. Поэтому сразу толпа людей набегает. Интересный процесс вообще — разложение.

АМИНОВ: Каким будет концерт в поддержку релиза?

ГРИЦКЕВИЧ: Мы много всего напридумывали, и надеюсь, что хотя бы половину из этого осуществим. Ну и волну, конечно, пустим. Кстати, концерт состоится в ЦДХ, а там строгие правила: в зал надо войти по третьему звонку.

АМИНОВ: Когда ты делаешь музыку, у тебя есть какой-то вектор того, что такое хорошо и что такое плохо?

ГРИЦКЕВИЧ: Конкретно в отношении моего собственного звучания, конечно, есть. Но что касается коллектива, у нас собрались талантливые люди, и в выборе звука я им полностью доверяю. Это важно.

АМИНОВ: Но последнее слово обычно за тобой?

ГРИЦКЕВИЧ: Часто за мной, но в последнее время мы пытаемся перейти на новую систему управления — своего рода демократию. Пока не могу сказать, что это работает.

АМИНОВ: Кто-то может тебе сказать: «Надь, мне не нравится, давай по-другому»?

ГРИЦКЕВИЧ: Ну, вот чтобы прямо так говорили — не помню. Но иногда, когда приношу новую песню, не замечаю у ребят особого энтузиазма. То есть у них свои способы донести до меня какой-то месседж.

АМИНОВ: Мы с тобой только что слушали Джона Хассела, и ты сказала, что у него очень классная обложка.

Страницы

Фото: Сергей Пацюк